Анже Копитар. От А до Я

Два десятка фактов и историй о словенском Малкине, с которым сборная России встретится в Сочи – в блоге «Эпицентр».

Актер. Самый известный фанат «Кингс» из мира кино – Кьюба Гудинг ((«Гангстер», «Крысиные бега», «Перл Харбор», «Военный ныряльщик» – прим. «Эпицентра»). Он обожает хоккей. Мы познакомились с ним сразу после моей первой игры за «Лос-Анджелес», и это забавная история. Он подошел к нашей раздевалке, пожал мне руку и сказал, что я здорово сыграл. Я сделал вид, что узнал его, поблагодарил за добрые слова, а когда он ушел, стал спрашивать у партнеров, что это был за парень. Я и не знал, что он кинозвезда. Он хорошо известен для старшего поколения, а я как-то больше слежу за молодыми актерами.

Баскетбол. В НБА я болею за «Лэйкерс», которых поддерживаю еще со времен эры Шака и Кобе. Кобе и сейчас здесь, и это круто, что я могу смотреть его матчи. Когда я перебрался в Калифорнию, то изучил историю «Лэйкерс» и стал болеть за эту команду еще больше.

Возраст. Ровесников, которые бы занимались хоккеем, в моем городе было немного, поэтому мне с самого детства приходилось играть против тех, кто был старше. Так было на протяжении всей моей карьере в Европе. Играя против взрослых, мне приходилось подтягиваться до их уровня, что помогало развиваться. Где-то в 15-16 лет я понял, что нужно уезжать из Словении, если я хочу прогрессировать как хоккеист. И, как только мне пришло приглашение из Швеции, я ответил согласием.

Гол. Первый гол в НХЛ остается моим самым любимым. Забил его в ворота «Анахайма».

Драфт. В день драфта я был в Швеции, так как не мог прилететь в Оттаву из-за предсезонных матчей. Мы устроили небольшую вечеринку с друзьями по команде, в том числе там был Никлас Бергфорс, которого также выбрали в первом раунде. Мы смотрели драфт через интернет на большом экране, и когда мой агент позвонил и сказал, что меня выбрали «Кингс», по-моему, я был в шоке.

Есенице. В составе «Есенице» я провел всего два матча, да и те не в чемпионате, а в рамках еврокубка. В клубе посчитали, что я был слишком молод, поэтому я уехал в Швецию. Надеюсь, что не буду играть за «Есенице» еще лет 15. Все эти годы хотелось бы провести в НХЛ.

Жизнь спортсмена проходит по весьма однообразному расписанию. Подъем утром, тренировка, обед, отдых, еще одна тренировка и сон. И так изо дня в день. Поэтому мне нравятся игровые дни. Они проходят повеселее.

Знаки. Разница во времени между западным и восточным побережьем – большая проблема для меня. Обычно я иду спать только под утро, что сказывается на мне на следующий день. Но черные круги под глазами не уйдут, даже если я буду спать по 10 часов в день. Наверное, это что-то на уровне генетики.

Игра. Мой отец был хоккеистом, так что я всегда смотрел за его игрой в детстве. Тогда я понимал в хоккее совсем чуть-чуть, но помню, что лет с 5 моя голова была постоянно забита этой игрой. После садика я брал коньки и проводил вечера, отрабатывая катание и броски. Пожалуй, не было ни одной минуты в моем детстве, когда я бы сказал, что не хочу быть хоккеистом.

Кумиры. По мере взросления у меня появляется все больше игроков, чей хоккей мне нравится, но отдельно я бы отметил Петера Форсберга, Сергея Федорова и Джо Сакика. Я мог часами просматривать видео с их участием, после чего пытался повторять их движения на льду.

Любовь. Моя мать Матьяжа работала в семейном ресторане, и нам приходилось отрывать ее от дел, чтобы она смогла подбросить меня и моего брата Гаспера до школы и на тренировки. Сейчас я понимаю, как много она сделала для меня, и как это помогло мне в будущем.

Музыка. Люблю самую разную музыку. Отметил бы группу Siddharta.

Налоги. Моя зарплата только кажется большой. По законам Калифорнии 49 процентов уходит на налоги, еще 6 получает мой агент (по данным на 2008 год). Так что окончательная сумма не такая и большая. Много уходит на телефонные разговоры. Я постоянно звоню моей семьей, лучшему другу, которых знаю со школьной скамьи.

Образование. Моя бабушка – профессор в университете, и она настаивала на том, чтобы я получил образование. Но в какой-то момент мне нужно было выбирать между хоккеем и учебой, и именно она посоветовала мне остаться в спорте, если сделать и то, и другое было невозможно. Я пытался готовиться к экзаменам в свободное от матчей время, но его катастрофически не хватало. Например, после моего первого сезона в Швеции у меня была всего одна неделя на то, чтобы побывать дома. Сначала я играл на юниорском чемпионате мира в Мариборе, спустя неделю отправился в первую сборную в Инсбрук, а еще через полмесяца меня ждали в Торонто на преддрафтовых тестах. Еще две недели – и я должен был вернуться в Швецию, где начинался чемпионат. Хотел бы я посмотреть на тех, кто смог бы в такой ситуации подготовиться к экзаменам. Да и, честно говоря, я не из тех, кто любит проводить время сидя за книгами на одном месте.

Популярность. Я не большой фанат интервью. Вообще, предпочитаю не распространяться о своей жизни вне площадки. Мне нравится пойти куда-нибудь вечером и оставаться неузнанным.

Ритуал. Перед началом матча во время звучания гимна я закрываю глаза и чуть опускаю голову. Это часть моего предигрового ритуала. Так я концентрируюсь перед матчем. Обдумываю свои движения из последних игр, пытаюсь вспомнить голы.

Словения расположена в идеальном месте. У нас столько достопримечательностей, которые необходимо увидеть, ну и совсем недалеко от нас находится Венеция, а также Вена. Можно пойти покататься на лыжах или заняться альпинизмом в Альпах, а через два часа поплавать в волшебном Адриатическом море.

Теннис. Женский теннис был бы намного привлекательнее, если бы девушки не кричали так часто.

Уверенность. Скажи мне в детстве, что я когда-нибудь окажусь в НХЛ, посчитал бы это шуткой. Мне здорово повезло, что удалось забить в первом же матче. Когда я играл на молодежном чемпионате мира, быстрый гол помогал мне обрести уверенность. Ну а когда я забросил вторую шайбу «Анахайму», внутри меня что-то изменилось. Я сказал самому себе: «Эй, парень. Наконец-то ты в НХЛ. Ты среди лучших хоккеистов мира и уже забил два гола. Ты достаточно хорош, чтобы быть здесь».

Футбол. Как европеец, я люблю футбол. Болею за мадридский «Реал» и словенский «Марибор». Особенно мне нравился Зинедин Зидан. Я слежу за теннисом, отметил бы Рожера Федерера, но список спортсменов, которые мне симпатичны, можно продолжать до бесконечности. Но, признаться, больше всего я уважаю их не только за талант, но и за ту помощь, которую они оказывают окружающим.

Характер. Прошлым летом я попросил у своих друзей ответить честно на вопрос, изменился ли я с тех пор, как стал зарабатывать миллионы. Все сказали, что нет. Я воспринял это, как комплимент.

Цель. Мы обязаны закрепить Словению на хоккейной карте мира, чтобы американцы хотя бы знали о существовании этой страны. Когда мой отец еще играл, в Словении сходили с ума по хоккею. Аншлаги были за аншлагом. Это было похоже на маленькую Канаду. Настолько люди любили хоккей в те времена.

Честь. Болельщики, конечно, узнают меня. Подходят, жмут руку, просят автографы и обычно рассказывают, что безумно любят мою игру и смотрят все матчи на стадионе. Ничего страшного они не делают. Хотя девушки, порой, сходят с ума, но я должен вести себя хорошо. У меня в Словении есть девушка Инес.

На собрании Профсоюза игроков НХЛ нас предупреждали, что нужно быть осторожными. Опасность может подстерегать везде и всегда – от воров, которые охотится за кредитными картами до женщин, заманивающих богатеньких ребят. Нам рассказывали истории, как, например, они стараются забеременеть от хоккеистов, чтобы потом получать финансовую помощь. Они прокалывают иголками презервативы, какие-то другие способы. Так что спортсменам нужно быть осторожнее. Нет ничего проще, чем попасть на обложку желтой газеты.

Шоколад. Мне бы не помешало есть поменьше сладостей. Я дикий фанат шоколада и мороженого. Ем их каждый день, что иногда сказывается на моем весе. Не могу продержаться и двух дней, чтобы не съесть что-нибудь сладкое.

Этикет. В раздевалке «Кингс» есть правило. Нельзя ступать на корону, которая расположена в центре комнаты. Это сродни богохульству. Если ты нарушил это правило один раз – плати 100 долларов, второй – 200. И так далее по возрастающей. Это один из неписанных законов. Как и в случае с выездными матчами. В отеле на ланч первыми приходят ветераны, которые выбирают себе, что хотят, и только потом молодежь ест, что осталось. Обычно уже остывшую пищу.

Югославия. Все мы были напуганы, когда в начале 90-х на Балканах началась война. Хорошо, что все закончилось хорошо. Вооруженные бои продолжались только 10 дней, но в стране все были счастливы, когда был подписан мирный договор.

Языки. Я говорю на пяти языках – словенском, сербском, немецком, шведском и английском.

При подготовке материала использованы цитаты хоккеиста из журналов Sports Illustrated и ESPN, его официального сайта и твиттера, официального сайта «Лос-Анджелес» и издания MMC RTV Slovenija.

0
Написать комментарий

Еще по теме

Реклама 18+