«Кто-то банкиром работает, кто-то – рекламным агентом, но футбол из-за работы никто не пропустит»

Перед матчем с Сан-Марино Tribuna.com вспоминает интервью Владимира Михайловского, футболиста местного «Тре Пенне».

Почти никого

– Вы и «Тре Пенне» – как это вышло?

– Я еще в 2000 году, в 10 лет, впервые оказался в Италии – моя мама занималась велоспортом, и ее позвали выступать за местную команду, а через некоторое время сюда перебрались и мы с отцом. Я же здесь, по сути, и начал в футбол играть. Записали в спортивную секцию, и после этого уже само собой все пошло. В школе тоже тут поучился – так получилось, что когда мы приехали, я только-только закончил четвертый класс. И за три месяца пришлось учить язык.

– И как?

– Дети быстро все схватывают, так что, в принципе, было не сложно. Меня отправили в местный итальянский лагерь на все лето, и к концу августа уже разговаривал на достаточном уровне для того, чтобы пойти в школу. А уже через года, получилось так, что я вернулся в Россию и почти сразу поступил в Академию им. Коноплева в Тольятти. Там до 17 лет и играл.

– А затем снова уехали. Почему?

– Ну, предложений особо никаких не поступало. Я отыграл год в дубле «Крыльев», потом опять вернулся в «Академию». Но там не горели желанием меня оставлять, все-таки староват уже был для них. А потом позвонила мама. Она с 1999 года так и осталась жить в Италии, работала в небольшом магазине в историческом центре. И его владелец оказался одним из директоров «Тре Пенне». Он и предложил мне поиграть у них. Здесь-то я самый молодой. Недавно, правда, взяли еще двух парней – они тоже 92 года рождения.

– Просто взял и предложил?

– Я приезжал до этого более-менее регулярно. В 2008-м вместе с девушкой – тогда чуть-чуть потренировался в клубе. Через полгода еще раз. А летом 2009-го уже окончательно переехал.

– Что за люди выходят с вами на поле?

– В основном местные все, я единственный легионер из далекой страны. В нашем чемпионате есть лимит – команда может иметь только шесть легионеров, не больше. У нас вот есть я и еще пять итальянцев. Хотя в некоторых командах играют бразильцы, румыны, еще кто-то. Но не так много, лига все-таки любительская. Хотя тренирует нас итальянец, хороший мужик. Даже когда-то играл на профессиональном уровне, в итальянской C1. А уже в возрасте перешел в «Тре Пенне». Сейчас четвертый год пошел, как он здесь работает.

– «Википедия» говорит, что у сан-маринских клубов нет собственных стадионов.

– Стадионы действительно коммунальные. Есть одна большая арена, «Олимпийский», как и в любой стране. Там играет сборная, там лежит полунатуральный газон, трибуны на 9-10 тысяч. Есть еще один стадион, на котором газон вообще полностью натуральный. По вместимости, конечно, гораздо скромнее. Другие четыре – совсем небольшие, с искусственными полями. По сути, домашнего стадиона нет ни у одной команды. Бывает такое, что мы играем как бы дома, но по факту игра проходит не на том стадионе, на котором мы обычно тренируемся. Здесь же нет городов, только районы, которые называются «замками». Всего одиннадцать замков, каждый из них имеет свой клуб, некоторые даже два. Всего выходит 15 клубов.

– Сколько вмещает стадион, на котором вы тренируетесь?

– Думаю, что-то около 400-500 человек, как и все остальные. На матчи, конечно, немного народу приходит. Если это плей-офф или финал – еще более-менее. А все остальное… Ну, в среднем человек 100, может быть. Если плохая погода – десять-двадцать. Почти никого. Естественно, что и за пределами поля никого не узнают. Разве что только парней из сборной. Я знаю парочку из них, но в основном там играют сан-маринцы, выступающие в чемпионате Италии.

Кожаные сумки

– Я правильно понимаю, что «Тре Пенне» – что-то вроде местного гранда?

– Да. В 2010 мы играли в трех финалах – Кубка, Суперкубка и чемпионата. К сожалению, все три проиграли одной и той же команде, «Тре Фиори». Они в последние годы выигрывают все. В прошлом году мы тоже играли в финале чемпионата, опять же им проиграли. Надеюсь, что в этом сезоне что-то изменится.

– На каком месте «Тре Пенне» идет сейчас?

– Чемпионат разделен на две группы – 7 и 8 команд. Мы в своей пока что на третьем. В плей-офф выходит по три команды из каждой группы. Хотя сейчас рано об этом говорить, только первый круг заканчивается. А в кубке мы сейчас на первом месте, по-моему, в нашей группе. Там три группы по пять команд. В плей-офф выходит восемь команд – первые-вторые места плюс две лучших команды, занявшие третьи места в своих группах.

– В прошлом году вы объявились в Лиге Европы. Что это были за матчи?

– Мы второй год подряд уже там играем. В Лигу Европы от Сан-Марино выходит две команды – та, что занимает второе место в чемпионате и та, что побеждает в Кубке. В первый раз мы проиграли в гостях 1:4, а дома – с позорным счетом 2:9. Раскатали нас, как блин, конечно. А в этом году уже лучше: на выезде проиграли 0:6, но зато дома – всего 1:3, да еще и выигрывали у них полматча. Радости после игры было, как будто Лигу чемпионов выиграли.

– Ваша первая игра за «Тре Пенне» случилась три года назад, но вы наверняка ее помните. Расскажите.

– Это был товарищеский матч, предсезонная подготовка. Если честно, я с очень хорошим настроением уезжал после игры домой, мне очень понравилось. Я реально не думал, что любительский чемпионат может быть такого сильного уровня. Сравнивать трудно, но мне кажется, что между лигой Сан-Марино и нашим вторым дивизионом нет никакой разницы.

– За пределами поля отличий тоже немного?

– Ну, например, здесь, думаю, ни у кого нет профессиональных контрактов. У меня вот есть, но чисто символический, вряд ли он имеет какую-то юридическую силу. Для большинства футбол – это просто отдых, хобби. Ребята собираются после тяжелого рабочего дня и наслаждаются игрой. У всех хорошее настроение, все классно проводят время.

– Из чего состоит ваш тяжелый рабочий день?

– Я работаю тренером в детской школе, а вместе с мамой – в магазине кожаных сумок. Он находится в историческом центре Сан-Марино, где каждый день проходят миллионы туристов. Русских, естественно, больше всего, так что знание языка особо ценится. Хотя некоторые приходят и вздыхают: «Мы-то думали, что хоть здесь наших не встретим». Но потом к шутке, конечно, все сводится.

– Сколько дней в неделю вы трудитесь в магазине?

– Сейчас зима, так что не так много. Вообще у наших хозяев в общей сложности четыре магазина, но со следующего года начинает действовать какой-то закон, по которому все киоски должны быть полностью отремонтированными и обновленными к апрелю. Поэтому в этом году мы закрылись пораньше и, соответственно, выйдем на работу только весной.

Горы

– Как вы получили работу тренера в детской школе?

Опять же через магазин. Его владельцы – два брата. Первый – тот, что устроил меня в «Тре Пенне». А второй входит в дирекцию детской школы. Он мне и помог туда попасть. В первый год я тренировал совсем маленьких, от шести до восьми лет. А в этом году дали ребят постарше – от восьми до одиннадцати. Это класс, мне очень нравится. Конечно, иногда выводят меня из себя – дети маленькие, многого не понимают. Но я все равно люблю эту работу. К тому же сейчас стало полегче, потому что раньше я тренировал один, а в этом году к нам пришел дяденька такой серьезный, параллельно тренирует детей в «Чезене». Лет пятьдесят ему, кучу всего знает. Я у него, наверное, большему учусь, чем дети у нас двоих. Так что с этим очень повезло.

– Что происходит с детьми после того, как они достигают 16-17-18 лет?

– В Сан-Марино, наверное, пять-шесть футбольных школ. Устроено так: в каждой из школ занимаются дети какой-то определенной команды чемпионата. В нашей, естественно, «Тре Пенне». Когда дети подрастают, им предлагают играть уже за основной состав. Поэтому и получается, что большинство игроков местные.

– Ваше первое занятие в школе – каким оно было?

– Конечно, немного странно себя чувствовал – тем более что мы тренируемся там же, где и я с взрослой командой. Я тогда только-только приехал, восемь лет до этого толком не говорил по-итальянски после того, как впервые покинул страну. Но сейчас уже чувствую себя с детьми абсолютно спокойно, как дома.

– Много ли среди них по-настоящему талантливых парней?

– Да, на самом деле. Даже тренер, пришедший из «Чезены», говорит, что у нас больше одаренных детей, чем в той же «Чезене», которая должна поставлять игроков в серию А. Просто так получается, что сан-маринские команды, по глупости, не хотят отдавать свою лучшую молодежь Италии, а хотят постоянно выигрывать в Сан-Марино. Я уверен, что наши дети могли бы стать звездами, если бы перешли туда. Но иногда клубы зажимают талантов у себя. Иногда родители выступают против – им, например, неудобно их отвозить. Нужно им нашего вратаря показать из основы – каждый день после рабочего дня едет 80 километров сюда, и 80 обратно. Да и я формально живу в Италии, а не в Сан-Марино.

– Как?

– Да я из окна всю страну вижу (смеется). Почти у границы живем. Хотя это такое слегка изолированное место, на холме, автобусы до нас не доходят, только на машине можно доехать. А до ближайшего магазина больше четырех километров. Конечно, все равно пока непривычно немного. Я привык в России – автобус, маршрутка, на велосипеде можно проехаться. А здесь везде горы – ты по ним скатишься на велике, а потом три часа назад забираться.

Главарь

– Как часто в «Тре Пенне» случаются тренировки?

– Три или два раза в неделю, от расписания игр зависит. Есть чемпионат, который проходит по выходным. И матчи Кубка, которые обычно в среду.

– Бывает такое, что кто-то так сильно устал на работе, что не пришел на занятие?

Такого никогда не случилось, все очень профессионально подходят к делу. Хотя и устают все, конечно. Кто-то банкиром работает, один парень – рекламным агентом какой-то медицинской фирмы. Еще несколько ребят открыли свой бар, мы теперь иногда там встречаемся. Но футбол из-за работы никто не пропустит.

– За два с половиной года, что вы работаете в Сан-Марино, вы провели всего 20 игр. Почему же так мало?

– У меня еще в России была проблема с… pubalgia, пахом. В «Крыльях» мы тренировались на искусственном газоне, а я не привык к этому, и с тех пор мучаюсь. Я и тогда-то в «Самаре» всего три игры за сезон играл. А здесь, когда только приехал, мне поля показались ужасно твердыми. Сейчас уже привык, а тогда сразу заболел пах, поэтому много матчей пропустил.

– Что делает клуб, если у футболиста травма?

– Перед сезоном заключается соглашение с одним из местных медицинских центров. Платится им, скажем, 4000 евро за весь сезон. И в течение этого года игроки могут там бесплатно лечиться. Бюджета клуба я не знаю, но не думаю, что там какие-то большие цифры. Деньги, в основном, уходят как раз на лечение, плюс какие-то мелкие организационные дела вроде покупки формы и прочего.

Официальный сайт «Тре Пенне» предлагает купить игровую футболку за 65 евро. Кто-нибудь кроме футболистов их приобретает?

– Эти футболки столько стоят, потому что их делали специально под Лигу Европы. А вообще, думаю, что покупают. Есть же люди, которые специально болеют за какие-то маленькие клубы. У меня даже Вконтакте есть группа, которая называется «Любители сан-маринского футбола», 200 человек в ней. А про одного из таких мне недавно рассказывал парень, который занимается нашим сайтом и тоже играет в команде. Говорит, приходит к нему письмо, в котором какой-то болельщик из Германии присылает фотографии всех наших футболистов. И пишет: «Не могли бы игроки на них расписаться?» Вот это действительно неожиданно было. В итоге расписались отправили ему обратно. Есть и те, кто присылают деньги на счет и просят отослать им форму по почте, тоже делаем. Так что такое случается.

– Встреча с болельщиками, которая вам особенно врезалась в память?

– Есть один парень… Сейчас расскажу. Устроено как: перед началом сезоном наш вице-президент делает какое-то количество клубных карт. Он их продает своим друзьям, постоянным болельщикам, в общей сложности набирается немало человек. И если клуб устраивает какую-нибудь вечеринку, эти фанаты тоже приходят, общаются с игроками, с тренером. Получается большой праздник – с конкурсами, лотереей и так далее. Все с семьями приходят. Так вот есть у нас один… блин, не знаю как по-русски назвать… главарь болельщиков, лидер, один мужичок, который приходит на все игры. Орет больше всех, даже если пустой стадион вообще. Мы иногда даже сами себя не слышим.

– Звучит круто.

– Но самое главное, что нам перед сезоном всем раздают бумажки, на которых написаны телефоны и фамилии всех игроков, директоров, докторов. И там есть отдельная строка – «Глава болельщиков» – с его номером телефона! У нас вот скоро новогодний ужин будет, он там тоже наверняка будет. Так же как и президент клуба – он очень большая шишка в Сан-Марино. Мы его и видим только на таких мероприятиях и самых важных играх вроде финала чемпионата.

Профессионал

– Что нужно сделать, чтобы попасть на вашу игру?

– Просто прийти на стадион – никаких билетов не существует, вход свободный. По-моему, только на финалы нужно что-то покупать, и то я не уверен. Ну, и на Лигу Европы, разумеется.

– Как освещается чемпионат Сан-Марино в местных медиа?

– Почти все игры показываются по телевидению, но в записи. Есть даже футбольная передача – «Телестадио» – меня правда никуда пока не звали. Туда в основном приглашают журналистов, и происходит разбор всех игр тура. Плюс на играх присутствует корреспондент из спортивной газеты «Lo Sportivo». Он общается с игроками, тренерами и потом пишет о матче.

– У вас был шанс пробиться в первую или вторую российскую лигу. Жалеете ли вы о том, что не стали даже пытаться и улетели за тысячи километров?

– Нет. Думаю, что нет… Хотя у меня папа же остался в России, у него много друзей среди футболистов, агентов осталось еще со времен спортивной карьеры. Он тоже занимался велоспортом, сейчас заслуженный тренер России. Звонит мне иногда, спрашивает: «Нашел тебе команду в высшей лиге Эстонии. Хочешь?». Или в России. Один раз даже в Азербайджане что-то отыскал, говорил, что там сейчас много денег. Но мне все равно хочется поиграть здесь. Да думаю, что и жить останусь уже здесь.

– Ого.

– На данный момент главный минус в том, что моя девушка живет в Тольятти. Но в этом году она окончит университет и тоже приедет сюда, будет совсем хорошо. Единственное, сейчас буду стараться найти себе какую-нибудь команду в Италии – все-таки хочется более-менее зарабатывать футболом. Есть Серия C1, C2, а после них идут уже, по сути, любительские лиги, но там команды тренируются каждый день, многие из игроков не работают в других местах, потому что им хватает этой зарплаты. И главное: тогда я смогу играть одновременно в чемпионатах и Италии, и Сан-Марино, правила позволяют. Хотя вот в «Тре Пенне» такое не очень приветствуют. Но, в любом случае, постараюсь что-нибудь придумать. В том году у нас был один парень, который играл на две лиги.

– Любительские итальянские лиги – это потолок? Реально ли попасть, скажем, в Серию С?

– У нас в конце каждого года лучшему игроку чемпионата вручается приз – Хрустальный мяч. Когда я только приехал, к нам в команду пришел один паренек и через год получил эту премию, плюс забил два гола в Лиге Европы. Сейчас он играет в «Римини», в Серии С2. Выше, конечно, вряд ли получится прыгнуть, но, тем не менее, сейчас он считается профессионалом. И знаете что? Я бы не отказался повторить его путь.

Фото – из личного архива Владимира Михайловского.

Блог о футболе Сан-Марино на «Трибуне» Sports.ru

Другие интервью Sports.ru с нашими за границей:

Лев Иванов: «На тренировках сына Каддафи охраняли несколько автоматчиков»

Юрий Студин: «Не скажу, что сделал революцию. Но я сделал провокацию»

Максим Усанов: «Футбол веселая штука: сегодня играешь против Иванова, а завтра — против Анри»

Наим Шарифи: «Попадание из дубля в основу на 70 процентов зависит от удачи»

Виктор Бондаренко: «После ЮАР люди уже ничего не боятся»

+4
Написать комментарий
Реклама 18+