Реклама 18+

Ода к радости. Почему ЧМ в Бразилии – лучший в новом веке

Дмитрий Литвинов восхищается сборными Голландии и Франции, объясняет провал испанцев, а также отказывает в будущих успехах аргентинцам и лучшему игроку, чья сборная не попала в Бразилию.

За последние лет пятнадцать утверждение о том, что самый классный футбол показывают в Лиге чемпионов, а не на чемпионатах мира стало общим местом. Монстр, порожденный УЕФА из-за боязни G-14, монополизировал регулярные поставки качественного футбола. На иглу Лиги было подсажено столько болельщиков, что в какой-то момент даже пришлось разводить, попросту говоря – бодяжить дозу, отказавшись от второго группового раунда. Турнир постепенно превратился в аналог футбольного менеджера, в котором большой бюджет команды практически гарантирует ей ежегодное место минимум в четвертьфинале (извините, болельщики «Манчестер Сити»). Фастфуд, как он есть, съедобный, предсказуемый, с известным вкусом – порой до того, как останутся 4 претендента на победу.

Но «классный» и «лучший» – совсем не синонимы. Этот чемпионат мира – авторская кухня, которая дарит нам сюрпризы, убивая предопределенность и возвращая ощущение праздника. Иногда горчит, как в условной битве россиян и корейцев или противостоянии Нигерии и Ирана, но это издержки, с которыми стоит смириться. Мы видим не битву составов, а конкуренцию идей и умения их реализовывать. Дорогого стоит – и совсем не в плане денег. Праздник непослушания, устроенный Коста-Рикой, показывает, что совсем необязательно складывать лапки, ожидая закономерного конца. Конечно, велик соблазн, вспомнив Чили, Мексику, Колумбию, списать большую часть успеха на климат. Но разве плохо смотрелись европейские команды? Шикарные в тактическом плане стартовые матчи выдали Голландия с Италией, бодрым шагом начали поход к четвертьфинальной встрече Германия и Франция. Все они не боятся рисковать, придумывать новое. И когда идет попытка вернуться к старому, как это было во втором матче итальянцев, наказание становится неотвратимым.

Мы видим не битву составов, а конкуренцию идей и умения их реализовывать. Дорогого стоит – и совсем не в плане денег.

Речь не идет о гипермодернизме, поиске нового, потому что так кто-то от тебя требует. Побеждают те, кто ищет новое, играя от себя, собственных идей, не прогибаясь под требования общественности. Это важно для понимания корневой причины провала испанцев, сенсации, которую на этом турнире не перебьет уже ничто. Два года назад Михаил Калашников сравнил «фурию» с лернейской гидрой. Образ сколько красивый, столь и удачный для описания стиля, в котором команда дель Боске пришла к третьему своему титулу чемпионов Европы. Сейчас, как испанская пресса кричала весь сезон, необходимости в «ложной девятке», которую тогда играл Сеск, не было. Вот же Коста, берите его, человек, который проводит сезон жизни, он-то и компенсирует красивый, но закат карьеры Вильи и необъяснимую пропажу таланта Торреса.

Дель Боске слушал-слушал, да и заслушался, решив, что резон в требованиях газетчиков есть. Еще до турнира было ощущение, что это ошибка и дело не только в том, что Диего не успел нормально восстановиться после травмы. Просто в той игре, которую последние несколько лет сочиняли для «Барселоны» и сборной Хави с Иньестой место для ярко выраженного тарана, сколь бы ни был он искусен, нет. Златан Ибрагимович продержался в Каталонии всего год из-за непонимания того, чего от него хотел Гвардиола. Коста – игрок менее одаренный, а времени, чтобы привыкнуть к стилю, частью которого его решил сделать дель Боске, у него было еще меньше, чем у шведа. И символично, что единственную свою победу в Бразилии испанцы одержали, когда в основе вместо освистываемого бразильца появился старый добрый дуэт Давида и Фернандо.

Противоположность идейному поражению чемпионов мира – идейная победа их соперников из Голландии. За распространившейся шуткой о том, что «оранжевые» так не били испанцев с 16 века, приходится скрывать восхищение. Ведь решение, которое ван Гал придумал специально к этому турниру, как раз пойдя вопреки прессе, казалось сколь смелым, столь и ненужным. После травмы Строотмана можно было поставить на его место условного Фера и продолжать играть 4-3-3, схему, которая записана на подкорке у каждого футболиста из страны тюльпанов. Просто, надежно, всем понятно, принцип Филеаса Фогга «используй то, что под рукою, и не ищи себе другое» в действии. Но Фогг был англичанином, ван Гал – голландец, человек из страны, которая веками в прямом смысле боролась за свое место на суше, изобретательность у него в крови. И он самостоятельно придумал новый каркас игры, успев объяснить игрокам, что такое схема 3-5-2 и с чем ее едят. Теперь может пить шампанское, получив едва ли не идеальную сетку плей-офф.

Ван Гал – голландец, человек из страны, которая веками в прямом смысле боролась за свое место на суше. И он самостоятельно придумал новый каркас игры

Два крайних примера отношения к делу, между которыми хватает промежуточных стадий. Ближе к дель Боске Ходжсон, который застыл в полупозиции, сделав фактически навязанную таблоидами ставку на игроков «Ливерпуля», но забыв рассказать футболистам «Манчестера» как играть в мерсисайдский футбол». В итоге мы увидели самую симпатичную и живую Англию с ЧМ во Франции, но заодно и самую обреченную: играть с Италией в атакующий футбол, да еще и в чудовищном климате Манауса – все равно, что добровольно сунуть голову в пасть льва. То есть красиво, кажется, что есть все шансы прославиться, лев же дрессированный, но без подготовки выживают немногие.

Французы вот выжили, сделав ставку на самый свой атакующий футбол, пожалуй, с середины 80-х. Но у них и соперники полегче, и – опять же, возвращаясь к теме воли тренера – психологически ситуация иная. Еще до первого матча Les Bleus довелось в приятной компании обсуждать их шансы на турнире. Одна хорошая знакомая высказалась в духе, что вот теперь можно будет и поболеть за французов, когда отсутствует некрасивый и злой Рибери. Оставив в стороне справедливость переноса отношения внешним характеристикам игрока на качество его игры, стоит признать: болеть за эту Францию действительно хочется больше, чем при Франке на поле. Отсутствие примы, футболиста, которого ищут на поле в первую очередь, раскрепостило команду. И именно потому у Дешама даже мысли не возникло позвать Насри на место мюнхенца. Зачем ставить себя в зависимость от одного человека, если можно создать команду с несколькими солистами? Идея не тактическая, а моральная, распределение нагрузки между игроками.

Кстати, поэтому есть ощущение, что ничего хорошего не ждет Аргентину. До турнира видел их в финале, но по первым матчам видно, что команда слишком уж полагается на Месси, ожидая, пока он исполнит чудо-номер. Лео старается, похоже, что индивидуально для него это будет хорошая охота, но закончится до главного финала. Уже иранские детали для автобуса оказались почти неподъемным грузом для «альби-селестес», а в плей-офф запчасти у соперников будут более качественными. Если ничего не изменится, и команда Сабельи будет продолжать рассчитывать лишь на гений Лео, порой просто с удивлением наблюдая за стараниями ди Марии, то маршрут закончится в полуфинале максимум. Как уже почти закончен маршрут португальцев и (без «почти») боснийцев, свято веривших в своих лидеров Роналдо и Джеко.

Не страшно разочаровываться в условной сборной Камеруна раз в четыре года, лучше дать себе шанс очароваться. В чем? В чемпионате мира

Португальцы словно забыли на своем краю Европы, что мир, в котором мы живем, создан глобализацией. Его основным вопросом является не «что?», а «как?». Людям мало изумляться результату, каким бы чудесным он не казался, им хочется самостоятельно повторить это чудо. И рассчитывать на то, что ты за счет совокупности талантов игроков будешь иметь преимущество над сборными из мультикультурных Германии и США, которые впитывают все новое, как губка, глупо. Те же американцы знают с детства песню о путейщике Джоне Генри, который победил в сражении с паровым молотом, но сразу умер от истощения. За последние 150 лет ничего не изменилось: сумма, а точнее произведение технологий в игре на длинную всегда побеждает человека, пусть даже лучшего в мире в своей профессии.

Кстати, возвращаясь к самому яркому в мире игроку, не попавшему на этот турнир: Златан Ибрагимович никогда ничего не добивался и не добьется в матчах на вылет как раз из-за отказа прогибаться под нужды других. Противостояние солиста и хора, античная трагедия. Играй Златан за Грецию, символичность момента зашкаливала бы – а Рехагель никогда бы не стал чемпионом Европы. Человек, вся автобиография которого пронизана ощущением своего Супер-Эго, который никогда не признает, что может быть виноват в поражении своей команды. За карьеру у Ибрагимовича 44 гола в еврокубках, из них в плей-офф – 6 (2 с пенальти, 2 в ворота «Арсенала», то есть все равно, что детям). Символично, что Златан вдоволь покрасовался на трибунах во время матча сборных Уругвай и Англии. Англия – это командный Ибрагимович, самая дутая величина современного футбола. Да, если что, предыдущее предложение написано человеком, который болеет за «Трех львов» с Евро-96. Команда, которая, начиная с ЧМ-2002, забила 17 голов на чемпионатах мира. Клозе – 15. Плохо не понимать своего реального статуса, пыжиться, чтобы казаться, а не быть, ехать, чтобы поучаствовать, а не чтобы играть.

И потому не стоит считать, что чемпионат мира что-то потерял от невыхода туда Швеции или даже Украины (мы потеряли, турнир – нет). Не страшно разочаровываться в условной сборной Камеруна раз в четыре года, лучше дать себе шанс очароваться. В чем? В чемпионате мира с его историями. О костариканской Золушке, о простодушной, но симпатичной Австралии, об эстетике разрушения от Ирана в конце концов. Умение генерировать идеи, баланс между личностями и командой, понимание технологии побед – три кита, на которых, как показывает турнир, базируется успешное выступление команды, и при этом не важно, какую часть света она представляет. Нет искусственного вытягивания слабых за уши, как было на сенсационном ЧМ-2002, почти отсутствует откровенное выжидание ошибок соперников, сгубившее большинство игр ЧМ-2006 и 2010. Мы видим самый интересный турнир со времен Франции-98. Кто-то от избытка чувств начинает петь песни «Бутырки», кто-то украинские народные песни. Предложу свой вариант. Умри – лучше Бетховена не напишешь.

Фото: REUTERSMichael Dalder; Fotobank/Getty Images/David Ramos; REUTERS/Leonhard Foege.

+22
Популярные комментарии
Виталий Пасичный
+1
"Одна хорошая знакомая высказалась в духе, что вот теперь можно будет и поболеть за французов, когда отсутствует некрасивый и злой Рибери."

"Если бы на чемпионате мира играли Рибери и Тевес, то, конечно, он бы первое место не удержал, а был бы в тройке."

www.sports.ru/tribuna/blogs/festival/626927.html

Ага!)
Bogdan Ivachuk
0
Наприклад мені не цікаво що головні топи Європи лажають і що прийдеться дивитися в плей-офф коста-рики,греків і подібне. вже від цього бути дивитися в пів ока
Дмитрий Литвинов
0
Хорошая попытка, но нет :)
Ответ на комментарий Виталий Пасичный
"Одна хорошая знакомая высказалась в духе, что вот теперь можно будет и поболеть за французов, когда отсутствует некрасивый и злой Рибери."

"Если бы на чемпионате мира играли Рибери и Тевес, то, конечно, он бы первое место не удержал, а был бы в тройке."

www.sports.ru/tribuna/blogs/festival/626927.html

Ага!)
Написать комментарий 11 комментариев
Реклама 18+