Как Ломаченко готовится творить историю

Антон Горюнов – о том, как уже 1 марта Василий Ломаченко может стать чемпионом мира, всего во второй раз выйдя на профессиональный ринг..

Неумолимо приближается 1 марта 2014 года, и мы имеем все основания надеяться, что в будущем эта дата будет нами ассоциироваться не только с официальным началом весеннего сезона, который для многих «пассивных» любителей бокса является сигналом к активным действиям по борьбе с отложившимися на талии за время тёплой и малоподвижной зимы килокалориями, но и с историческим достижением Василия Ломаченко. Достижением, которое с действующими правилами утверждения претендентов, гарантирующими невозможность появления нового Петера Радемахера*, обречено стать вечным.

Вы уже сами давно и прекрасно знаете, но я всё же повторю: победа над мексиканцем Орландо Салидо – чемпионом мира по версии WBO в полулёгком весе – сделает самородок из Белгород-Днестровского первым в истории бокса, кому удалось взлететь на чемпионскую вершину уже во втором профессиональном поединке. В случае неудачи Василий такой шанс навсегда упустит – нынешний рекордсмен, теперь уже покойный таец Саенсак Муангсурин, в 1975 году завоевал титул WBC в третьем бою на профиринге. Ставки очень высоки, отступать некуда и далее по списку. Фух.

Это давно забытое и чертовски приятное ощущение болельщицкого мандража с его учащённым сердцебиением и отдающим в ноги волнением… Силюсь вспомнить, когда меня в последний раз охватывали столь бурные чувства, заставляющие нервно томиться в ожидании боя не с чисто аналитическим интересом «кто кого?», а под гнётом искренних переживаний за конкретного боксёра и человека. Если не изменяет память, сравнимые ощущения не одолевали с жаркой поры 2003-го, когда Виталий Кличко вышел в ринг против Леннокса Льюиса. Сейчас право сам себе удивляюсь, но тогда, будучи ещё достаточно далёким от глобального интереса к боксу и полного в него погружения, донельзя взвинченный телевизионным и печатным ажиотажем подросток-кличкофил, я на протяжении всего поединка сжимал кулаки до боли в костяшках, а после его завершения ещё долго не мог покинуть изъеложенное кресло из-за ходящих ходуном коленей. Было дело, чего уж там.

Научившись с годами держать чувства в узде, тем не менее, уверен, что в воскресенье утром со мной будет твориться нечто похожее. Даже несмотря на то, что разум отдаёт отчёт: реальных поводов для сильного беспокойства нет, и история обязана обзавестись зычной отметиной здесь и сейчас. Однако, это как раз тот случай, когда чувства задвигают всё остальное на задний план, и ты при всём желании не можешь с собой ничего поделать. Хотя желания такого, если честно, и нет совсем.

Дело даже не в том, что Ломаченко – свой, соотечественник. Вернее, не только в этом. Уверен, что любой, знающий Василия лично, согласится – относиться к нему без огромной симпатии просто невозможно. Своими открытостью и доброжелательностью, простотой и дружелюбием он подкупает с первого знакомства. А ты, в свою очередь, не просто понимаешь – чувствуешь, что это не напускное. Василий не играет хорошего парня, как некоторые, – он такой и есть.

Прекрасно помню нашу первую встречу в сентябре 2008 года. Во Львове на вечере бокса, в главном событии которого Андрей Котельник проводил первую защиту недавно завоёванного титула WBA против японца Норио Кимуры. Новоиспечённый олимпийский чемпион Пекина, Ломаченко вместе с отцом и тренером Анатолием Николаевичем посетил львовский Дворец спорта в качестве почётного гостя, где мы с коллегой Евгением Пилипенко уже поджидали их, а также главного тренера сборной Дмитрия Сосновского с заряженными диктофонами. Это было одно из тех редакционных заданий, которые воспринимаются «на ура» – познакомиться и поговорить, узнать Василия не по телевизионной картинке или с чужих слов хотелось до чёртиков. Хотя и волновались, конечно, тоже прилично.

Как оказалось, зря. Более лёгкого и приятного общения нельзя было и пожелать. Однако, вместе с восторгом за ручку пришло опасение: не поймает ли Василий «звезду», в одночасье став национальным героем в таком нежном возрасте? Не испортят ли его, как это часто бывает, повышенное внимание и всеобщее обожание? Ответ могло дать лишь время, и сейчас можно с радостью констатировать – не поймал и не испортили. Он всё такой же улыбчивый, простой и добрый парень, несмотря на конвейерное пополнение богатейшей коллекции регалий, титулов и званий. Разве что к представителям СМИ стал относиться более настороженно, но это как раз объяснимо: любителей вырывать из контекста высосанное из пальца среди представителей второй древнейшей, к сожалению, пруд пруди.

Конечно, для успешного покорения исторических рубежей мало просто быть хорошим парнем – здесь на первый и определяющий план маршируют непосредственно профессиональные качества. Слава Богу, с этим у Василия тоже полный порядок, если не сказать больше. И потому именно он, претендент с всего одним профессиональным выступлением за плечами, 1 марта выйдет в ринг фаворитом. Учитывая, что речь идёт о таком уникуме, как Ломаченко, абсолютно справедливо. Вместе с тем, заблаговременно записывать его в победители тоже не будет правильным.

33-летний мексиканец Орладно «Siri» Салидо дебютировал на профессиональном ринге в марте 1996 года, когда Василию было всего 8 лет, а первый бой за титул чемпиона мира провёл ещё в 2004-м (разжиться поясами WBA и IBF в полулёгком весе ему тогда не позволил Хуан Мануэль Маркес). Сейчас на счету Орландо уже 10 поединков за мировые титулы и опыт противостояния таким зубрам, как Роберт Герреро, Хуан Мануэль Лопес, Юриоркис Гамбоа и Мигель Анхель Гарсиа. Просто с Салидо не было никогда и никому, Герреро и Лопеса (дважды) он побил (правда, победу над первым в итоге отменили, после того как мексиканца поймали на допинге), Гамбоа отправил в нокдаун, а Гарсии устроил сложнейший бой в карьере, не сломавшись после нескольких нокдаунов в первой половине противостояния. В общей сложности 54 поединка 358 раундов за карьеру. Тот ещё фрукт, повидавший в ринге всё, что только можно.

Как и подавляющее большинство соотечественников, Салидо является беспрекословным адептом агрессивного стиля, в котором верховодит не мастерство, а крепость тела, сила духа и тяжёлые кулаки. Яркий пример бойца, дерущегося с неизменным слоганом «ни шагу назад», не пасующего перед трудностями, не ведающего ни страха, ни боли. Будучи донельзя мотивированным и даже обиженным (ещё бы – подсунули в претенденты профи-новичка, да ещё и фаворитом окрестили!), Орландо сделает всё возможное и невозможное, выпрыгнет из трусов выше головы, чтобы именно его рука в итоге оказалась поднятой. И ему совершенно до лампочки, что говорит боксёрский мир – Салидо из тех, кто чётко знает, что сильнейшего может определить только ринг, а не аналитики или, тем более, болельщики. Всё в комплексе это делает его очень опасным, и отрицать это – значит заниматься самоуспокоением.

Несомненно, огромный опыт, – главный козырь мексиканца, и, пожалуй, единственное, в чём он может дать сопернику большую фору. Сразу стоит заметить, что речь именно об опыте профессиональных и продолжительных поединков (так-то Василий со своими четырьмя с лишним сотнями боёв в любителях и WSB задвинет на задний план почти любого). В отличие от украинца, Салидо неоднократно проводил по 10-12 раундов, соперничая с коллегами самого различного класса и пошиба, и потому ему прекрасно знакомы ощущения, сопровождающие пребывание в этих так называемых «глубоких водах». Да, в зале, на спаррингах, Ломаченко проводил в ринге и 12, и 15, и, возможно, даже больше раундов за один «присест». Однако, любой боксёр вам по-одесски заметит, что спарринг и реальный бой – две большие, несопоставимые разницы. 

Прекрасно это понимая, Орландо даже не скрывает, что собирается сделать ставку именно на продолжительный поединок, в первой половине которого постарается максимально измотать украинца и «выключить» ему ноги, а во второй возьмётся за дело уже со всей своей мексиканской решительностью. «Чем дольше будет длиться бой, тем больше шансов у меня будет», – это прямая речь чемпиона. Что ж, душой он явно не кривит. Хотя, похоже, и не до конца отдаёт себе отчёт, с кем и чем ему предстоит столкнуться в ринге.

Нет смысла рассказывать и описывать, что умеет Ломаченко-боксёр. Проще сказать, не погрешив против истины: умеет он абсолютно всё, понимая и зная профессию/призвание от «А» до «Я». И если бы величали его Гильермо Ригондо, спрогнозировать течение и результат грядущего боя не составило бы никакого труда – UD 12, трижды по 120-108, и никакого расхода нервных клеток.

Однако, ничего такого не будет, несмотря на то что Василию это, конечно, более чем по силам. В отличие от великолепного кубинца, во главе угла у Ломаченко не только итоговый результат, базирующийся на собственной безопасности. Ему не интересно просто положить в копилку очередную победную единицу, даже когда речь идёт о важнейшем, можно даже сказать эпохальном прецеденте. Бокс – он всё-таки для зрителя. И Василий об этом никогда не забывает.

Имея тотальное превосходство в скорости ног/рук/мышления, богатейший атакующий арсенал и филигранную защиту, при желании Василий определённо мог бы свести шансы настойчивого, но прямолинейного и предсказуемого мексиканца к ничтожному минимуму. Но нет – будут и размены, и необязательное, но сжимающее болельщицкое сердце для последующего восторгания хождение по лезвию бритвы. «Балетная» лёгкость передвижений на дистанции будет дополняться «подобстрельными» нырками и уклонами, а одиночные контрвыпады станут сменяться молниеносными сериями. Салидо обречён столкнуться со всей палитрой боксёрского великолепия украинца, и едва ли ему придётся по вкусу её пестрота.

Ломаченко должен достаточно легко и безболезненно выиграть первую половину боя, когда Орландо традиционно запрягает, давая сопернику вымахаться и выложиться. Мексиканец по обыкновению будет идти вперёд, но экономно, рассчитывая поддать после экватора. Начиная с 6-7 раунда наступление Салидо приобретёт более выраженный и направленный характер, силы беречь он уже не станет, а руки – «отпустит». Обычная для него практика, но, что парадоксально, почти всегда превращающаяся в неприятное откровение для оппонента. Даже Гарсиа – сильнейший соперник мексиканца за последние годы – и тот потихоньку начал ломаться под давлением Орландо, пропуская непривычно много тяжёлых ударов (и кто знает, чем бы всё закончилось, не получи Мигель Анхель перелом носа, что стало предлогом для прекращения жестокой схватки и подсчёта судейских голосов).

При таком, наверное неминуемом раскладе, Ломаченко также придётся прибавить. В первую очередь в движении, дополнив его повышенной бдительностью. Ни секунды не сомневаясь в превосходной физической готовности Василия, а также его осведомлённости, как именно противостоять давлеющему агрессору, хочется надеяться, что он всё же не станет испытывать судьбу, принимая на себя серии боковых мексиканца и вообще застаиваясь под его ударами. Вроде как обязательный к исполнению здравый смысл, но раньше-то такой «грешок» за украинцем водился частенько… Что-что, а бить и изматывать Салидо умеет, и если зацепится, то уже не отстанет.

По силам ли Ломаченко выиграть досрочно? Со здоровыми руками, по-настоящему вкладываясь в удары, а не «набрасывая», – более чем. Сколько весит точное попадание Василия в печень, мы на примере Хосе Рамиреса уже увидели. Салидо держит прилично, но образцом железобетонной крепости его подбородок не назовёшь, а от правильного левого в туловище противоядия вообще не существует. Яркий, досрочный успех Ломаченко стал бы идеальным финалом поединка, эдаким восклицательным знаком в конце новой главы исторических справочников. Хотя в данном случае это всё же не принципиально. Главное – легитимная и бесспорная победа. Её и ждём. С неприкрытым, но осторожным оптимизмом, не пугая удачу и не гневя фортуну.

…На память о той нашей встрече во Львове у меня остался сувенирный украинский флажок – точно такой, какие Василий традиционно вручал каждому сопернику перед боем. На нём автограф и характерная подпись: «Василий Ломаченко. 57 кг. пока…» Да, Ломаченко уже тогда не скрывал, что решил перейти в следующую весовую категорию, и второе олимпийское золото он таки завоевал уже в более тяжёлом весе – до 60 кг. Мог ли он тогда подумать, что ещё вернётся в эти самые 57 кг, но уже будучи профессионалом? И что именно в этой категории бросит вызов истории и устоявшимся порядкам, согласно которым даже самые маститые и мастеровитые представители любительского бокса для начала пару-тройку лет непременно маринуются промежуточными боями? Наверняка нет, хотя обязательно спрошу при следующей встрече, когда Василий вернётся на родину. Со щитом в виде чемпионского пояса.

*Петер (Пит) Радемахер – американский боксёр немецкого происхождения, олимпийский чемпион 1956 года, в августе 1957 года вышедший бороться за титул чемпиона мира в тяжёлом весе в первом же профессиональном поединке, что закончилось для него досрочным поражением (КО 6) от Флойда Паттерсона.

Прогноз: Ломаченко по очкам

vRINGe.com

+4
Популярные комментарии
+1
Виталий Старенький
Уверен, что станет!
+1
Алексей Симченко
Лом - красавец. Всяческих удач ему
0
Darijo Srna
ждем пояс чемпиона
Написать комментарий 3 комментария

Еще по теме

Реклама 18+