Кличко и гуманоид в его голове

Андрей Баздрев объясняет, в чем истинная крутость чемпиона мира в супертяжелом весе Владимира Кличко.

Итак, зря я конечно в предыдущем тексте распинался на тему момента крутости. Спроецировать на бой Кличко то, что я писал про Джуду и его склонность делать выбор в пользу крутости, а не победы – не получится. Потому что Пианета был, конечно, безнадежен. Но это мы знали ведь и раньше, так?

Левша, без поражений, твердая снаружи и ясная внутри голова... Ты можешь победить рак, но тебе не победить Владимира Кличко. Здесь нужно что-то другое, и это – инстинкт убийцы. Из всех последних соперников Владимира, он был только у Дэвида Хэйя, но Дэвид был слишком занят выживанием, чтобы убивать. Мы будем убивать в следующий раз, сказал Хэйю гуманоид в его голове. Он живет там с кучей разного хлама, там хранятся все его глупые шутки, отрезанные головы, с бутафорской кровью, веселые футболки и многое другое.

В голове Пианеты играла музыка. Простой и незатейливый мотивчик, труба и барабан. Потом разок жахнули литаврами – и под этот звук итальянец отправился на пол. 

В голове Владимира Кличко были мысли об убийстве. Я знаю это совершенно точно, потому что даже перед боем, когда стало известно, что ситуация с конкурсом заявок на бой против Поветкина вышла из-под контроля, он не запаниковал и не засмеялся нервным смехом, увидев цифры – он вообще отказался что-либо комментировать. «Я думаю только о бое с Пианетой», – так, кажется. И вряд ли это льстило претенденту. Последний человек, кому удалось выехать на недомотивированности и незрелости Кличко, был застрелен в прошлом году в ЮАР. 

Ты можешь победить рак, но тебе не победить Владимира Кличко. Здесь нужно что-то другое, и это – инстинкт убийцы

Да, он побеждал, проигрывал, был нокаутирован, но изломов в его боях я не припомню. Не было преодоления. Потому что преодолевать было нечего. Его работа – убивать. Поэтому если бы ему прямом во время боя с Пианетой показали картинки с голубым небом, красотками в бикини или, может быть, котиков, он бы видел и в них смерть, как матерый психопат в пятнах Роршаха видит только насилие и боль. Но что совершенно недопустимо в обществе – абсолютно нормально для чемпиона мира в супертяжелом весе. 

Да, у нас то чемпион не внушает ужаса, а то победа для претендента не становится целью, за которую можно отдать здоровье и жизнь. Они – чемпионы и претенденты – виноваты в этом одинаково.

Когда Кличко бил Пианету, ему даже в какой-то момент было довольно весело в процессе. Он развлекал себя как мог – был по корпусу, кидал пару раз размашистые полухуки-полусвинги в голову претендента, опускал руки, но Пианета был мрачен и не хотел играть. Но маленький гуманоид в голове Кличко (наверное, кстати, он черный и говорит хриплым голосом, иногда переходя на крик) подавил в нем все желание быть крутым и забить Пианету как в уличной драке, используя запрещенные удары и, скажем, написать в твиттере перед шестым раундом – «а сейчас маленький и смешной претендент отправится спать». Словом, сделать все, как Рикардо Майорга, который даже толком не тренировался перед боем по ММА, несколько раз мучительно тяжело выбирался из-под канадского соперника, а затем ударил его коленом в позвоночник – так, что тот еще долго не мог прийтий в себя и подняться на ноги. Выполнил обещание. Нокаутировал «in dos round», как пишет Майорга в твитттере. Мог еще наверное зарезать или шею как цыпленку свернуть. Соперник даже не думал протестовать – трудно делать это, корчась от боли на полу. И Пианета бы не стал. Если бы Владимир бил его, как Джош Самман на последнем TUF или как Пакьяо Джошуа Клотти – двумя руками сразу. Или вдруг провел бы бэкфист в духе Шлеменко. Я уж молчу про невинные шутки в духе Пернелла Уитакера – стащить с соперника трусы в клинче, ударить с разворота, прокрутившись в воздухе на 360 градусов, посидеть от грусти на канатах. 

Если ты пытаешься превратить бокс в передвижной цирк в духе Барнума, прояви уважение к зрителю и сделай что-то веселое

Ясно, что всего этого просто никогда не было в арсенале Кличко. Но если ты пытаешься превратить бокс в профессиональный рестлинг или передвижной цирк в духе Барнума, прояви уважение к зрителю и сделай что-то веселое. И не нужно говорить, что тяжеловесам это не свойственно. Эдди Чемберс в бою с Кличко, например, проводил тейкдауны. Чем сильно бесил Владимира. Некто Ларри Холмс, большую часть времени лупивший совершенно безнадежных претендентов с небывалой легкостью, мог в бою с Марвисом Фрейзером, скажем, разговаривать с рефери и в промежутке между двумя жуткими ударами интересоваться, не собирается ли тот уже остановить бой, или нужно прибить на ринге бедного Марвиса. Меня в боях Владимира Кличко больше всего расстраивает отсутствие стиля, наглядного проявления эмоций и чувства юмора.

Но у Владимира, конечно, своя крутость. Она в том, что он не идет на поводу ни у кого и не хочет быть крутым. Многие любят его именно за это. В особенности – гуманоид в его голове. Как бы нам его оттуда достать?!

+3
Написать комментарий
Реклама 18+