Дмитрий Гайструк: «Хочется рассчитывать на нейтральное судейство в Астане – нам большего не надо»

Генеральный директор «Украинских атаманов» рассказал Tribuna.com о том, откуда пришла и куда идет WSB, о дебютном украинском сезоне и о том, что ждет болельщиков в следующем сезоне.

Эксперимент без прецедентов

- Что такое WSB вообще? Кому пришла в голову эта идея – собрать любителей в команды и заставить их соревноваться по почти профессиональным правилам?

– Это проект нынешнего президента AIBA доктора Ву. Можно сказать, его ребенок, основная идея его предвыборной программы. Всемирная серия бокса (WSB) стартовала в 2010 году, сейчас к концу подходит третий сезон. Со следующего сезона запустится еще один проект этой же организации – APB. Это уже будет не командное соревнование, а индивидуальный зачет, где будет 10 раундов, а впоследствии, возможно, и 12. В общем, будет еще больше похоже на профессиональный бокс.

- Какую роль играет в этом МОК? Она не против существования такого гибрида профи и любителей?

– Грани между профессиональным и любительским боксом стерлись еще десяток лет назад. Все так называемые любители – будь то бокс, борьба или легкая атлетика – давным-давно получают большие гонорары, зарплаты и в целом не жалуются. Это деление очень условно, поэтому МОК поддержал инициативу AIBA.

- Есть мнение, что AIBA – это такая схема, с помощью которой МОК хочет подгрести под себя профессиональный бокс.

– Думаю, дело не в МОК. Они и так себя очень хорошо чувствуют, олимпийское движение в ближайшем будущем не затухнет. Другое дело, что автор идеи доктор Ву – сам член МОК, и у него там хорошие связи, поэтому ему было проще договориться о запуске. При этом он человек с хорошей репутацией, стремящийся возродить бокс и вернуть ему позиции, на которых он был в 90-х. Мы ведь все видим, что за последний десяток лет бокс их слегка потерял, лидерство завоевывают другие схожие виды вроде UFC и MMA.

- А в Украине это чья инициатива? Для этого ведь нужна поддержка федерации бокса с одной стороны, а с другой – это дорогостоящий проект со стартовым взносом в 300 тысяч евро с команды.

– Это все Владимир Степанович Продивус, президент федерации.

- А инвесторы у проекта есть?

– Теоретически они должны существовать. Но на сегодняшний день генеральный спонсор – это сам Владимир Степанович. Это его воля и его деньги.

- Когда появилась идея запустить WSB в Украине? До Олимпиады в Лондоне или уже после?

– Соглашение о намерениях вступить в WSB было подписано еще до Лондона. Сразу после Олимпиады – во время турне боксеров-олимпийцев по Украине – прорабатывалось, как мы будем этот проект воплощать. В октябре мы уже приступили к работе – что вообще-то довольно поздно. Поэтому сначала результаты были не очень, тем более что мы дали олимпийцам отдохнуть.

- От Олимпиады?

– Скорее от этого турне по Украине – им ведь пришлось объездить все регионы страны за полтора месяца, толком не бывая дома. Ребята отдохнули после этого буквально полторы недели и начали тренироваться. Так что бои у них начались уже после Нового года.

Удержать украинцев

– Ломаченко и другие топовые боксеры не скрывают, что собираются в профессиональный бокс и WSB для них – трамплин. Насколько сложно было их заполучить и удерживать?

– Непросто – в первую очередь потому, что времени было очень мало. Им некогда было ждать предложений от международных промоутеров-профи. Разговоры там уже шли, но естественно, такие контракты за день-два не подписываются. А нам нужно было срочно определиться с их участием и начать подготовку. В общем, пришлось хорошо потрудиться, чтобы убедить их. Но я знаю, что никто из них не пожалел.

– Что вы им сказали?

Мы объяснили им, что это органичный и очень комфортный для них шаг из любителей в профессионалы. В профессионалах им еще полтора года подставляли бы «мешков» и «таксистов» – не в обиду таксистам будет сказано. Ребятам такая раскачка не нужна, они все в очень хорошей форме и готовы боксировать больше трех раундов. Плюс тут они встречаются с чемпионами мира вроде Валентино – из которого Ломаченко сделал посмешище в прошлом бою. Здесь есть призеры Олимпиад, как Меджидов – с которым Усик боксировал в четвертьфинале в Киеве. То есть это близкие им по уровню соперники, со всеми приходится тяжело, но пока что удается выигрывать.

– А на следующий год? Вероятнее, что они останутся или перейдут?

– Пока не знаю. Конечно, хотелось бы для Украины их сохранить – для этого есть все предпосылки. Та же APB или WSB. Не думаю, что им стоит спешить с переходом, они всегда успеют это сделать – даже после следующей Олимпиады.

– А что с украинцем Деревянченко, выступающим за «Астану»? Есть ли у нас шансы вернуть его – и занимается ли этим кто-то?

– Мы общались с ним, но опять же – времени было очень мало, ас с боксером такого уровня, как Сережа, это не делается за день. На будущий сезон будем обсуждать по окончании нынешнего, но я не знаю, как долго действует его контракт в Казахстане. И вижу, что они с тренером Корчинским себя очень комфортно чувствуют там – так что посмотрим. Но мы-то, конечно, за.

– Как формируется состав команды на конкретный матч?

– Это решает главный тренер Михаил Мельник. Ну и масса нюансов есть – в каждом матче у нас конкретная задача. Мы-то всегда рассчитываем на победу, но при этом реально смотрим на вещи.

– При этом полностью топовый состав мы ни разу не собирали.

– У нас в одном вечере были Ломаченко, Гвоздик и Усик – кажется, это был домашний бой с Великобританией. Просто Беринчик и Ломаченко выступают в одном весе, так что одновременно их выпустить невозможно. Но вообще делаем мы это не так часто, для нас важнее решать турнирные задачи.

– Насколько велика разница в гонорарах между WSB и профи? Мы тут случайно нашли анкету Дениса Солоненко на сайте поиска работы с желаемой вакансией охранника и зарплатой в 4500 гривен.

– Во-первых, у них отличные условия на базе – «все включено». Во-вторых, у них есть возможность появляться на телевидении, зарабатывая себе имя. В-третьих, Владимир Степанович делает все, чтобы они себя чувствовали комфортно.

– На эти деньги можно жить, не подрабатывая?

– Скажем так: они получают гонорары, которым многие профессионалы в Украине и за рубежом могли бы позавидовать.

– Легионеры у «Атаманов» будут? Особенно, если уйдут топовые боксеры.

– Посмотрим. У нас еще не все лучшие боксеры задействованы. Многие остались в сборной. Есть кандидаты в лице Александра Ганзули – это 85 кг, есть Паша Ищенко, есть тяжеловесы, такие как Дмитрий Руденький и Егор Плевако, есть Женя Барабанов. Просто не хочется бросать в это молодых ребят.

– Можно сказать, что бокс – это спорт №2 в Украине, претендующий на большее?

– Он стопроцентно и давным-давно спорт №1 в нашей стране по достигнутым результатам, после того как на чемпионате мира 2011 года завоевали четыре золота и одно серебро. Ни в одном виде спорта Украина за время независимости не достигала таких результатов. Это даже для бокса исторический результат: ни одна страна – ни Куба, ни Россия, ни СССР – не выигрывали 4 золота на одном чемпионате мира.

По популярности, я уверен, что мы прочно обосновались на втором месте, и футбол уже не чувствует себя так комфортно на вершине. Мы начинали с «АККО Интернешнл» и собирали 1200 человек в зале вместимостью в 1000, а в конце собрали Дворец Спорта на 7 000. По телерейтингам мы подбираемся к премьер-лиге.

– Говорят, что рейтинги у «Атаманов» даже выше.

– Если сравнивать рейтинги на «2+2», который транслирует и нас, и УПЛ, то да – наши показатели в прайм-тайм выше и по доле, и по рейтингу. Наша доля, например, около 4 процентов по всей Украине. А, скажем, по Киеву и области наш матч с Азербайджаном вышел на тот же рейтинг, что и шедшее одновременно с ним шоу Савика Шустера. Мы теперь выходим в пятничный прайм-тайм – это очень серьезный показатель для спортивного проекта, тем более нового. Знаю, что «2+2» очень довольно нашими рейтингами, и «1+1» к нам присматривается.

– Есть шансы, что вы перейдете на главный канал?

– Вообще-то контракт с «2+2» у нас до конца этого сезона. По его окончании будем рассматривать предложения от разных телевизионных сетей.

– Можно сказать, что «командный» формат – основа популярности «Атаманов»?

– Это была очень хорошая идея, практически идеальная – сделать так, чтобы болельщики переживали не за конкретного боксера, а понимали, что даже если он проиграет, все равно еще ничего для Украины не потеряно.

– Тем более, когда это болельщик из страны, где командный вид спорта популярнее и привычнее всего?

– Да. В общем-то, и самим боксерам становится интереснее – слегка спадает давление из-за результата, появляется ощущение поддержки одноклубников. И поддержка зрителей совершенно другая – куда ярче, чем на турнирах международного уровня или чемпионате Украины. Болеют ведь не только любители бокса.

– Не хардкорная аудитория?

– Именно так. Парни и девушки, шестидесятилетние и шестилетние… Я ни от одного человека не слышал, чтобы он был расстроен вечером бокса с участием «Атаманов», где бы он ни проходил.

– Учитывая, что теперь в WSB соревнуются не города, как раньше, а страны, можно ли ожидать боев «Атаманов» в других регионах Украины?

– Да, такие планы однозначно есть. Постараемся, опять же, в перерыве между сезонами начать переговоры. Это большие и сложные проекты, их нужно долго готовить.

– Какие-то города можете назвать?

– Пока что нет. Но мы хотели бы покрыть как можно большую территорию в рамках страны.

Проблемы и перспективы

– Формат WSB будет как-то меняться в следующем сезоне?

– Во-первых, появится APB, о котором я говорил. С ним пока не все ясно, деталей мы не знаем. Но AIBA нас серьезно подталкивает, чтобы мы начали договариваться с Усиком, Ломаченко, Гвоздиком об участии в нем.

– Чтобы они не ушли в профессионалы в следующем сезоне?

– Больше того: чтобы они не остались в WSB, а боксировали в APB. Или старались совмещать. Это разрешено, но на практике, как признают эксперты, – физически невозможно. Участие в APB предполагает, что ты только числишься в составе команды и участвуешь в каких-нибудь совсем выборочных боях. Я лично такую схему не приветствую: по-моему, если ты в команде, то нужно участвовать регулярно.

Есть и другие нюансы с внедрением APB. Несколько профессиональных боксерских ассоциаций типа WBC, WBA и IBF готовят совместный судебный иск к AIBA. Они недовольны тем, что «якобы профессионалам» из APB будет разрешено участвовать в Олимпийских играх, а им – нет.

– Кстати, а профессионалы могут участвовать в WSB, переходить туда и обратно?

– Официально они могут возвращаться из профессионального бокса при условии, что в карьере профи у них было меньше 15 боев и что они подпишут определенное соглашение, в соответствии которым они обязуются из WSB переходить только в APB, а не обратно в профессионалы. Но на практике до 15 боев у тебя есть возможность двигаться туда и обратно – а вот потом дорога будет закрыта.

– При этом профессионалы не могут претендовать на 10 олимпийских лицензий, которые разыгрываются в WSB?

– Их уже тридцать. Это перед Лондоном было десять.

– Теперь по шесть в каждом весе?

– Нет, по три, просто весовых категорий со следующего года станет 10 вместо 5. При этом боев в каждый вечер будет не десять, а все те же пять. Жеребьевкой будут определяться пять весовых категорий для домашнего матча, а оставшиеся пять встретятся в ответном матче. Через одну: сначала, например, 1-я, 3-я, 5-я, 7-я, 9-я, а потом 2-я, 4-я, 6-я, 8-я, 10-я.

Из-за того, что сейчас категорий всего пять, и они нестандартные, возникали сложности. Не всем удается найти себе комфортное место в этой схеме. У нас такие проблемы возникли с Шелестюком и Хитровым.

Первый себя комфортно чувствует в 69 кг, а в 73 кг он уже должен боксировать с теми, кто сгоняет вес с 77 кг и гораздо больше него. А он сам весит 69-70, не больше. Поэтому Шелестюку тяжело вписаться: до 61 кг он физически не согнал бы вес. Вы видите, какие трудности у Дениса Беринчика – он взвесился в Италии на 61 кг 400 г. Еще чуть-чуть и допустимый лимит был бы исчерпан, мы проиграли бы бой со Станковичем заранее.

А Хитрова мы бы очень хотели видеть его частью команды, но он один из тех 75-килограммовых боксеров, которые чувствуют себя комфортно в своем весе и не меньше. Ему тяжело было бы сгонять вес до 73 кг. А теперь, если весов станет десять, можно будет обсуждать его участие.

– Другие проблемы в WSB есть?

– Вообще из-за того, что проект новый и при этом масштабный, их хватает. Есть организационные сложности, есть финансовые – спонсоры все-таки еще не совсем привыкли к такому формату. Тем не менее, сама идея очень перспективная.

При этом сейчас проводится исследование того, насколько существование WSB вредит национальной сборной – потому что конфликт интересов существует.

– В чем он заключается?

– У нас в команде есть боксеры, чье участие планировалось в чемпионате Европы в конце мая в Минске или Универсиаде. А процесс подготовки к боям WSB существенно отличается от той подготовки, которая нужна боксеру перед турниром уровня чемпионата Европы. Мы это изучаем – смотрим, как это может повлиять на будущее бокса в Украине.

С тем, что WSB делает много для популяризации бокса, никто не спорит, а что касается развития самих спортсменов, достижения ими результатов на олимпийском ринге – тут есть сомнения. И даже я, как руководитель проекта, считаю, что над этим еще нужно работать.

– Что еще нужно наладить в организации боев?

– Руководству AIBA нужно делать еще больше для привлечения спонсоров. Чтобы телевидение заключало договоры с WSB и клубами напрямую – только тогда проект сможет раскрыться по-максимуму. Пока что он лежит на плечах энтузиастов, управляющих командами. Если все останется на нынешнем уровне, WSB продолжит существовать, но не станет явлением мирового масштаба.

Есть вопрос содержания клубов. Это ведь очень затратно. Нам есть что предложить спонсорам и телевидению – но мы пока не можем задействовать их на полноценных рыночных условиях.

– Тот факт, что в WSB работают судьи из любительского бокса с кнопками, а судить им приходится по профессиональным «общим впечатлениям» – это проблема?

– Сами-то судьи говорят, что это не проблема. Я считаю, что AIBA обязательно нужно больше вкладывать в развитие и обучение судей, да и просто больше платить им.

Есть проблемы с качеством телевизионной картинки. В том же Казахстане на групповом этапе она была далеко не впечатляющая. Деньги позволяют им закупать покупать самую современную аппаратуру, но у них еще нет опыта съемки.

Невооруженным глазом видна разница между организацией вечеров бокса. Она значительная – больше, чем разница в организации матчей футбольной Лиги чемпионов, скажем, в Беларуси и Швейцарии. Это отпугивает больших инвесторов и большие каналы, телесети, которые могли бы заключить контракт о показе боев на весь мир или всю Европу. У нас с этим дела обстоят неплохо, мы показываем самую красивую картинку из всех клубов WSB.

Вообще WSB очень довольна нами – и фактом нашего участия, и тем, как мы работаем. Хочется думать, что можем рассчитывать на нейтральное судейство в финальных матчах – нам большего не надо.

– А есть опасения?

– Есть опыт боев в гостях – и в Италии, и особенно в Азербайджане. Там судейство иногда заставляло хвататься за голову и рвать на ней волосы. Это опять же к разговору о том, что требует усовершенствования в WSB. Есть три приоритета: телевидение, боксеры и судейство. Судейство, судейство и еще раз судейство. Если компетентного и объективного не будет, все быстро разочаруются и в этом турнире, и в руководстве организации. Надеюсь, топ-менеджмент WSB понимает это так же, как и я.

– Какие шансы у нас в поединке с «Астаной»?

– Хорошие.

– Мы ведь дважды проиграли им в группе.

– Ну на то она и группа. Есть масса примеров в разных видах спорта, где проигравший на предварительном этапе переигрывает соперника в решающем матче. В финале будет совсем другая картина.

– Задача на сезон выполнена уже?

– Задачу-минимум – выход в плей-офф – мы уже выполнили. Задачу-максимум – еще нет.

Фото: официальная группа «ВКонтакте» Федерации бокса Украины

+7
Популярные комментарии
0
Oksana Mi
ВПЕРЕД УКРАIНО !!!! СЛАВА ГЕРОЯМ УКРАIНИ!!!!!! ОТАМАНИ ВИ НАЙКРАЩI !!!!!!
Написать комментарий 1 комментарий

Еще по теме

Реклама 18+