Запрещенный прием. Почему Сергей Седнев попался на допинге

Денис Трубецкой отвечает на основные вопросы о свежем скандале в украинском биатлоне.

На чем попался Седнев?

Абсолютное большинство спортсменов, выступающих в циклических видах спорта, попадается на эритропоэтине. Седнев не стал исключением. ЭПО – природный гормон, который повышает выработку эритроцитов в крови, что приводит и к повышению выносливости организма примерно на 10%. Ближе к концу 80-х его научились синтезировать в медицинских целях, чтобы использовать ЭПО при лечении рака и других сложных болезней.

Вскоре препаратом, созданным на базе гормона, заинтересовались спортсмены. Это и понятно: долгое время допинг-тесты просто не могли отличить синтетический ЭПО от природного, в результате поздние 90-е стали в буквальном смысле эпохой эритропоэтина в мировом спорте. Сегодня тесты постоянно совершенствуются, однако ЭПО легко и быстро выводится из крови, из-за чего многие продолжают рисковать микродозировками.

Почему так долго не объявляли о позитивном тесте?

Седнев сдал положительную пробу еще два года назад – 22 января 2013-го на этапе Кубка мира в итальянском Антхольце. Лаборатория, анализировавшая пробу украинца, сообщила Международному союзу биатлонистов (IBU) об аномальном результате, который, впрочем, не мог прямо свидетельствовать о том, что спортсмен принимал допинг.

Cинтетический ЭПО не может просто так попасть в организм – скажем, с пищевой добавкой или лекарством от насморка

В прошлом году тест на ЭПО был усовершенствован, после чего IBU принял решение отправить пробу Седнева на повторный анализ. Это достаточно стандартная процедура, к которой должен быть готов любой спортсмен. Борьба с допингом всегда отстает от развития самого допинга, поэтому подозрительные пробы, по которым прежде нельзя было дать однозначный ответ, с появлением новых методов тестирования иногда анализируют повторно.

Зачем Седнев принимал допинг?

Причины кажутся очевидными. В сезоне 2012/13 и сам Седнев, и вся мужская сборная Украины демонстрировали не лучшую форму. Карьера некогда железного второго номера мужской сборной и семикратного призера этапов Кубка мира шла на спад, его уже обгонял в общем зачете молодой Семенов, подтягивался Артем Прима.

При этом именно в гонке преследования на этапе Кубка мира в Антхольце, за несколько дней до взятия позитивной пробы, Седнев показал свой лучший результат в сезоне. При чистой стрельбе Сергей смог подняться с 30-го на 8-е место. Более того, по скорости на лыжне тихоход Седнев показал в той гонке 10-й результат.

Есть ли вероятность того, что он невиновен?

Даже если отбросить то, что Седнев отказался от вскрытия пробы B (стоимость такой услуги – 2500 евро), такая вероятность крайне мала. Дело в том, что синтетический ЭПО не может просто так попасть в организм – скажем, с пищевой добавкой или лекарством от насморка. Эритропоэтин вводится внутривенно или подкожно. Какой-то заговор в отношении спортсмена уровня Седнева тоже маловероятен.

Знала ли ФБУ о том, что Седнев принимает допинг?

Практика предыдущих дел в самых разнообразных видах спорта показывает: когда спортсмен принимает запрещенные препараты, он обычно консультируется, как минимум, с врачом команды. Исключать, что в ФБУ знали о допинговых экспериментах Седнева, нельзя. Другой вопрос: если и знали, то на каком уровне?

Когда спортсмен принимает запрещенные препараты, он обычно консультируется, как минимум, с врачом команды

Репутация ФБУ в биатлонном мире далека от безупречной. Последнее (и едва ли не единственное) допинговое дело было связано с Оксаной Хвостенко в 2011-м. Тем не менее, и к президенту федерации Владимиру Брынзаку, и к нынешнему тренеру мужской сборной Надежда Беловой за рубежом относятся достаточно настороженно.

Что грозит Седневу и ФБУ?

Дело Седнева (и еще одного попавшегося нарушителя – россиянина Александра Логинова) отправляется в антидопинговую комиссию IBU, которая с большой долей вероятности вынесет решение о двухлетней дисквалификации, как это и принято в таких случаях. Учитывая, что Сергей завершил карьеру в декабре, можно считать, что наказания как такового не будет.

Прямые санкции против ФБУ не предусмотрены, однако хочется верить в то, что украинская федерация проведет обширное внутренне расследование.

Как IBU борется с допингом?

Не идеально, но достаточно эффективно. По качеству системы контроля биатлон отстает от велоспорта, который давно и плотно занят допинговой тематикой, однако заметно опережает все остальные зимние виды спорта. IBU тестирует как мочу, так и кровь спортсменов – не только во время соревнований, но и за их пределами. Для этого IBU использует онлайн-систему АДАМС, в которой биатлонисты регулярно отчитываются о своем местоположении, чтобы в любой момент впустить к себе сотрудника, который будет проводить допинг-тест. Среднее число тестов за год выявить трудно, но топ-спортсменов и тех, кто заметно прибавил за какой-то период, проверяют заметно чаще остальных.

Фото: biathlon.com.ua

Как украинское государство финансирует спорт. Инфографика Tribuna.com

+17
Популярные комментарии
+3
Александр Сажко
Я и не сомневаюсь, что у россиян допинг систематический, я просто говорю о том, что подозрительно, что ловят только их, потому-что я уверен, что такая же система работает и в других странах. И даже, если там допинга меньше, то это не значит, что его нет, а ловят все равно всегда одних и тех же.
У меня нет никакой инсайдерской информации по этому поводу, ведь я простой болельщик, поэтому я не могу это утверждать со стопроцентной уверенностью, но есть стойкое ощущение, что это так.
Ответ на комментарий Денис Трубецкой
Вы знаете, мое личное мнение - как в российском биатлоне, так и в российском спорте в целом существует большая допинговая проблема. Иногда, особенно после прошлогодних расследований Хайо Зеппельта, хочется слово "проблема" заменить на "система". Думаю, все странности исходят отсюда. Мне кажется, настолько глобальных проблем с допингом и соответствующей внутренней коррупцией у других стран сейчас попросту нет.

Другое дело, что в прошлом десятилетии осталось несколько потенциальных топ-скандалов, которые на каком-то этапе частично оказались замятыми. Например, дело венской лаборатории Хуманплазма. Страшно представить, сколько усилий приложили немцы, чтобы многие интересные подробности не вылезли наружу.
+3
Денис Трубецкой
Вы знаете, мое личное мнение - как в российском биатлоне, так и в российском спорте в целом существует большая допинговая проблема. Иногда, особенно после прошлогодних расследований Хайо Зеппельта, хочется слово "проблема" заменить на "система". Думаю, все странности исходят отсюда. Мне кажется, настолько глобальных проблем с допингом и соответствующей внутренней коррупцией у других стран сейчас попросту нет.

Другое дело, что в прошлом десятилетии осталось несколько потенциальных топ-скандалов, которые на каком-то этапе частично оказались замятыми. Например, дело венской лаборатории Хуманплазма. Страшно представить, сколько усилий приложили немцы, чтобы многие интересные подробности не вылезли наружу.
Ответ на комментарий Александр Сажко
Вот с этим согласен, деньги решают все, с одним только нюансом. Положительные пробы появляются тогда, когда нужно кого-нибудь держать в узде или когда нужно показать, что работа идет. Например, как в случае с российскими спортсменами, которых ловят чаще всех. Не кажется это слишком странным? Там ведь у них давние разногласия с IBU, если я не ошибаюсь, и представительства, а отсюда и протекции, в высших эшелонах биатлонной власти практически нет.
Конечно, это все мои догадки, но мне они кажутся логичными.
+3
Денис Трубецкой
Я не думаю, что федерациям вообще выгодно кого-либо ловить. Если взять хотя бы Кубок мира по биатлону, то мы говорим, прежде всего, о достаточно успешном коммерческом продукте, которому не нужны негативные заголовки и/или снижение популярности в какой-то из стран. Мое общее впечатление от допинговых дел последних 10-15 лет таково, что коррупции и закулисных игр в борьбе с допингом, конечно, предостаточно, но речь идет скорее о сокрытии позитивных проб, чем о желании кого-либо специально поймать.
Ответ на комментарий Александр Сажко
Не кажется ли автору, что все эти "усовершенствования методов анализа" очень удобны, чтобы ловить тех, кого нужно? Меня это смущает, когда по прошествии большого количества времени вдруг появляются какие-то новые методы и по сути можно дисквалифицировать кого угодно.
Понимаю, что методы борьбы отстают от самого допинга. Но в таком случае нужно чтобы список всех "подозрительных" проб публиковался сразу, чтобы потом в удобных случаях не возникали новые "подозрительные", ведь такое можно сделать с любой пробой.
Написать комментарий 42 комментария

Еще по теме

Реклама 18+