Лучшие команды НБА. «Лейкерс»-1987

Фото: Fotobank/Getty Images/Sports Illustrated/Richard Mackson


Историческая значимость

Термин «Шоутайм» может быть обманчивым: в нем слышится некая спонтанность, яркая, но бестолковая игра на публику, вторичность результата, склонность к пижонству – в общем, все то, что не имеет практически ничего общего с «Лейкерс» 80-х. Феномен «Шоутайм» гораздо многостороннее. Он строился на диаметрально противоположных ценностях – дисциплине, доверии к системе и максимально эффективном использовании атлетического превосходства – и позиционировал само «шоу» совсем иначе. В данном случае «шоутайм» – это, скорее, явление эстетическое по сути, а не по содержанию: волшебные передачи Мэджика, страстные падения за мячом, небесный крюк Джаббара, неземная резкость Уорти – это лишь детали, фокус же в тотальном подавлении соперника, его полном уничтожении – в отрывах, на щитах, в защите – с применением всех средств. Это шоу в таком гладиаторском смысле: самое главное здесь – предвкушение момента, когда можно будет повернуть ладонь большим пальцем вниз.

«Лейкерс»-87 – лучшая команда в карьере Мэджика Джонсона и одна из лучших в истории баскетбола. Ее доминирование было настолько наглядным и общепризнанным, что породило главный миф, связанный с ним – упор на эстетической составляющей. Именно поэтому «Лейкерс»-87, прежде всего, один из идеалов баскетбольной эстетики, самая зрелищная команда в истории баскетбола и органичное продолжение гения главного баскетбольного волшебника.

Рекорд

У этой команды было множество исторических матчей, но один все же стоит особняком и подчеркивает эту иную сущность «Шоутайм»: в феврале 87-го «Лейкерс» установили рекорд НБА, в первой четверти разгромив «Сакраменто» – 40:4. Начало 29:0 и ощущение проехавшегося катка – главное, что характеризует тот сезон.

ВИДЕО

Звезда

Цитата, которая характеризует Мэджика Джонсона до 87-го, принадлежит Джулиусу Ирвингу: «Только один человек может бросить по кольцу три раза и при этом доминировать». Разыгрывающий вполне довольствовался тем всеобъемлющим вниманием, что было приковано к нему вне площадки: он всегда считал «Лейкерс» командой Абдул-Джаббара, а себя – помощником легенды. Но летом перед тем сезоном все изменилось: Пэт Райли потребовал от Джонсона больше брать игру на себя и больше бросать, а тот превратился в игрока совсем другого плана – в его арсенале неожиданно появился стабильный средний бросок, парадоксальным продуктом игр в HORSE с Каримом стал приобретенный полукрюк, а команда все чаще начала прибегать к комбинациям, находящим Джонсона в усах. Так, постоянно прогрессирующий Джонсон достиг пика карьеры: он по-прежнему мчался в атаки сутулым паровозиком, видел четвертое измерение у отрывов, придумывал те передачи, которые создали современный баскетбол, навязывал соперникам сумасшедший нереальный темп, но его игровая ценность изменилась. Мэджик – при всей своей артистичности, игре на публику, открытости и умению влюблять в себя даже болельщиков других команд – никогда не был шоуменом. Прежде всего, он был фундаментальным баскетболистом, определяющим результат, и новое измерение его игры подчеркнуло эту особенность. Тот (и последующий) сезоны характеризуют не звания MVP, не лучшая в карьере статистика (24-6-12 в «регулярке», 22-8-12 и 53 процента с игры в плей-офф), а фантастическое соотношение передач к потерям в финальной серии (78 к 13): Мэджик Джонсон – единственный разыгрывающий в истории баскетбола, который был первой звездой в чемпионской команде.

Концепция

Лето 86-го было для «Лейкерс» мучительным: разговоры о том, что «окно» для калифорнийского дуэта Джонсон-Джаббар закрылось, носили вполне предметный характер. В полуфиналах оба ярчайших представителя ран-н-гана – «Лейкерс» и «Милуоки» – были раздавлены оппонентами. Это был сезон, когда «две башни» – Сэпмпсон-Оладжувон и Пэриш-МакХэйл – начинали править в лиге, и все ждали, что «Лейкерс» постараются попасть в наметившийся тренд и обзавестись парой сильных центровых. Как всегда, Джерри Уэст и Пэт Райли предложили совсем иное решение: вместо очевидного увеличения размеров они пошли на еще большее увеличение скорости, которая и стала главной концепцией команды. Зачастую «Лейкерс» играли в современный универсальный баскетбол – четыре форварда под началом разыгрывающего, который вполне и сам мог побыть форвардом. Важным обстоятельством стало и то, что Джаббар – едва ли не лучший игрок в истории баскетбола – охотно принял новую роль: его результативность упала практически на 9 очков (до 17,5 в среднем) вместе с бросками и минутами, но он никогда не показал ни своего разочарования, ни недовольства тем, что лидерство перешло к Джонсону. Нелюдимый и мрачный Джаббар начал меняться: он не успевал за быстрыми атаками партнеров, но не требовал, чтобы его ждали, ценя командный успех. Тем летом Джаббар еще больше похудел, доведя процент жира до 3, и лично предпринял тот же шаг, что и вся команда – попытался стать легче, не сильно потеряв в мощи.

Из скорости и наличия лучшего разыгрывающего родилось все остальное. Нападение «Лейкерс» представляло тонкий симбиоз между ран-н-ганом и эффективной «позиционкой»: команда старалась убежать при первой же возможности, находя идеальные решения розыгрышей три в два, два в одного, если же это не удавалось, то в основном все сводилось к трем опциям – получению мяча Каримом в усах, обыгрышу за счет первого шага от Уорти или броску/уходу в усы Джонсона. Под эту систему менялась и команда: ветеран Майкл Купер превратился в одного из лучших снайперов лиги, не самые умелые, зато атлетичные и быстрые Байрон Скотт, Эй Си Грин и даже Курт «Супермен» Рамбис оказались важнейшими частями ротации, ушли тихоходы Лукас и Капчак, номинальный центровой Майкл Томпсон частенько оказывался на «тройке», а нашедший баланс между резкостью и мощью и прибавивший 4 килограмма веса Уорти стал самым быстрым игроком лиги по преодолению расстояния от своего кольца до чужого. Защита, стоящая на Джаббаре, Томпсоне и Купере, не выглядела элитной, но была достаточно хороша для того, чтобы остановить соперников в нужный момент и подготовить плацдарм для искрометных налетов бомбардировщиков, ведомых Мэджиком.

Любопытный факт

Кстати, первый матч сезона новые «Лейкерс» проводили против «Хьюстона» и вновь уступили.

Цитата

«Мы побеждаем за счет командных усилий, крошка. Именно так выигрываются титулы. И именно поэтому в этой команде нет Майкла Джордана» (Майкл Томпсон после 2-го матча финальной серии).

Теневой рекорд

В матче с «Чикаго» в феврале Джаббар набрал 17 очков и перевалил исторический рубеж в 36 тысяч.

И все равно это осталось в тени дуэли Джордан – Джонсон: Майкл набрал 33 очка, а Мэджик ответил 28 и джуниор скайхуком (9.20 на видео), решившим вопрос о победителе.

Значимое незначимое достижение

Единственный официальный трехочковый в карьере Джаббара.

Важный момент

Несмотря на тревожные ожидания (больные колени Мэджика, возраст Карима, постоянные повреждения у Уорти), «Лейкерс» преодолели сезон без существенных травм: семеро ключевых игроков ротации (Джонсон, Уорти, Джаббар, Скотт, Эй Си Грин, Купер и Томпсон) провели как минимум 78 матчей в регулярном сезоне.

Малоизвестный лучший матч сезона

Билл Симмонс не расскажет вам об этом, я расскажу: в том регулярном чемпионате «Лейкерс» выиграли у «Селтикс» оба раза, и второй матч (15 февраля – за месяц до того, как МакХэйл получил травму, при равенстве команд в таблице 37-12) ожидаемо оказался событием нерегулярного характера: «Лейкерс» отыграли отставание в 17 очков, а Джонсон фактически гарантировал себе звание MVP сезона.

Тот матч стал квинтэссенцией всего, что произошло с командой по ходу сезона: за три четверти Джаббар набрал лишь два очка, тогда как Джонсон доминировал. 39 очков (12 из 20, 14 из 15 штрафных), 10 передач, 7 подборов и 2 перехвата. В середине третьей четверти «Селтикс» вели «+17», но лидер хозяев отнял у них все: сначала был трехочковый с центра площадки под конец отрезка (77:81), а феноменальная концовка осталась за Мэджиком, набравшим шесть очков при «-3» у «Лейкерс» – два дальних броска и невероятная вертушка через Дэнни Эйнджа. МакХэйл и Берд набрали в четвертой четверти 4 очка на двоих, Джаббар помог в ключевой момент под кольцом и штрафными, а Джонсон после сирены сплясал так, как ЛеБрону никогда и не снилось.

Именно этот матч поставил точку в разговорах о том, что эра «Шоутайм» официально завершилась.

Теневые герои сезона

Как обычно бывает с «Лейкерс», завоеванию титула предшествовал подозрительный обмен. К середине сезона «Сперс» решили, что стоить сливать, чтобы побороться за Дэвида Робинсона – так что отдали «Лейкерс» Майкла Томпсона за двух «мешков»: Фрэнка Бриковски и Петура Гудмудссона, добавив денег и драфт-пики. Даже в тогдашней – только отходящей от беспредела АБА – лиге этот трейд вызвал шквал негодования: «Лейкерс» были сильнейшей командой с единственным недостатком – отсутствием глубины передней линии. Появление Томпсона решало все проблемы: он давал Джаббару дополнительные минуты отдыха, он был отличным защитником, а потому помог против Пэриша и МакХэйла, он был подвижным и идеально влился в систему, играя сразу на трех позициях и легко мчась в отрывы. Ключевой вклад от Томпсона пришелся и на знаковый матч регулярного чемпионата с «Бостоном», и на встречи финальной серии, где Майкл делал именно то, зачем его и взяли, умудряясь вносить регулярный вклад и в атаке… А Берд всю дорогу не уставал повторять, что такой трейд – это просто преступление, и если уж «Сперс» так нужны были деньги, могли бы обратиться к нему.

Майкла Купера никто не менял: он был выбран «Лейкерс» на драфте и всю карьеру провел в одной команде. Практически не менялась и его статистика (разве что подросло количество трехочковых). Но изменение системы «Лейкерс» и изменение статуса команды в лиге сделали Кууууууууууупа гораздо более заметным. Раньше его знали за телосложение узника Освенцима и длинные носки, теперь он был мистером замком лиги и в финале кошмарил Лэрри Берда.

Купер был не просто лучшим защитником команды и ее шестым игроком. Он символизировал универсальность «Лейкерс»: он играл на трех позициях, подменял Мэджика в качестве разыгрывающего, был главным дальнобойщиком команды, и, да, он останавливал лидеров соперников, обхватывая их своими паучьими лапами. Купер был духовным лидером и не боялся бросать вызов любому вне зависимости от размеров и статуса. Купер был немного сумасшедшим: его порой странные высказывания, его непонятная страсть залезать под кожу лучшим игрокам, его болезненное нежелание пропускать хоть что-то через себя делали его Роном Артестом 80-х. А еще Куп был любимчиком болельщиков и вдохновителем нового баскетбольного языка: на трибунах «Лейкерс» гуляли такие понятия, как Куп-а-Луп (вместо аллей-уп), Купер-Хуп (трехочковый), Купер-Скууп (перехват или блок-шот).

Лучший певец

Байрон Скотт.

Болельщик

К 87-му Джек Николсон уже был известен как самый преданный болельщик команды и главный фанат НБА: главный актер Голливуда подстраивал свою работу под расписание «Лейкерс», ездил с ними на многие выездные матчи и даже прикупил абонементы на «Клипперс» – чтобы и на «гостевых» матчах «Лейкерс» в Лос-Анджелесе оказываться на первом ряду. К 87-му он успел схватить за ногу Дика Мотту, подразнить практически всех игроков и тренеров лиги, по слухам снять штаны перед болельщиками «Селтикс» и получить от Лэрри Берда ответный реверанс: перед одним из матчей один из самых известных трештокеров лиги подошел к Джеку с вопросом: «Хэй, Джек, когда ты уже себе найдешь приличную работу?».

В 87-м Николсон поучаствовал в двух классических моментах. Во время первого матча финала, закончившегося разгромом «Бостона», уходящий с площадки Майкл Купер подошел к Николсону и поднял ступню вверх, а тот «дал ему пять». Второй же произошел в Бостоне, когда местные репортеры увидели актера на прогулке и попытались с ним поговорить: по словам одного из них, никто и никогда не видел Николсона столь испуганным – самый крутой житель Лос-Анджелеса растерялся и спасся бегством.

История

Внимание «селебрити» к «Лейкерс» в том сезоне вообще превзошло все мыслимые пределы: команда не просто стала главным достоянием города, но и впервые произошло объединение звезд спорта и кино/музыки. Без курьезов не обошлось: после одного из матчей Пэт Райли, всегда ратующий за имидж рабочей команды, выставил из раздевалки Майкла Джексона. Более того, он даже не знал, что это Майкл Джексон.

Хорошо известный лучший матч сезона

Четвертый матч финальной серии 87-го это гораздо больше, чем скай-хук Мэджика. Это и 16-очковый отрыв «Селтикс» по ходу матча. И оптимистичные предсказания Лэрри Берда. И мокрый паркет Бостон-Гардена. И потасовка между Уорти и Кайтом. Это и незаметный удар Джаббара в лицо Кайту. И комментарий Чика Херна «После такого именно так по голове и надо бить». И травма колена Мэджика. И 8-очковый отрыв «Селтикс» в четвертой четверти. И упорный Пэриш. И невозмутимый Джаббар, протащивший команду тогда, когда это было нужнее всего. И его аллей-уп после наброса Джонсона. И бросок с отклонением Уорти. И «джуниор джуниор скай-хук», ставший символом победы «Лейкерс» в сезоне и принесший Джонсону MVP финальной серии. И промах Лэрри Берда под сирену. И ошарашенный Билл Симмонс, провожающий игроков в туннель. И прыгающие «Лейкерс», знающие, что висели на волосок от гибели, но спаслись – и радующиеся соответственно. И послематчевые комментарии Ауэрбаха, раскритиковавшего судейство.

«Главная штука между нами – ни одна из команд не может даже расслабиться. Ты никогда не чувствуешь, что игра завершилась. Этот матч был отличным примером. Даже когда Лэрри промахнулся, мы боялись пошевелиться. Это было так… мы действительно выиграли? С такими игроками, с двумя городами, сходящими с ума – не только городами, но всем миром – можно сказать, что такого противостояния больше не будет никогда» (Мэджик Джонсон).

Джонсон был бесподобен по ходу всей серии, но тот единичный момент затмил все статистические выкладки и фантастический кпд.

Место в истории

«Мэджик играет в баскетбол так, как в него нужно играть. Он лучший разносторонний игрок в мире», – слова Пэта Райли уместно перенести на всю команду, которая была естественным продолжением лидера. Те «Лейкерс» играли именно так, как это должно происходить в идеальном мире, и у них было для этого все: они уничтожали соперников стремительными атаками, были сильны индивидуально, неукротимо дрались на подборах, у них были снайперы, были элитные «большие», был лидер, непременно ведший за собой и каждую секунду отдающий отчет в своей значимости для команды. Та команда прошла сезон на одном дыхании (65-17, в том числе два «мусорных поражения» в последних матчах), проиграла в плей-офф лишь трижды, 10 раз победив с разницей больше 10 очков (120,6-109,2 в среднем) и сумела сделать то, что многие тогда считали невозможным – повторила чемпионский успех в 88-м, став первой командой со времен «Бостона» Реда Ауэрбаха и Билла Расселла, которой это удалось.

Все это, безусловно, делает «Лейкерс»-87 одной из лучших команд НБА всех времен. Вот только вопрос – «На каком месте среди лучших команд они находятся?» – не приводит ни к чему, кроме споров. Набранный крейсерский ход, лишь одно поражение до финала, блистательная влюбляющая в себя игра позволяли современникам надеяться на что-то большее. Но финал – красивый, фееричный и непредсказуемый – все смазал. После серии с «Бостоном» главная статья Sports Illustrated начиналась с фразы «Возможно, это команда и не является лучшей в истории, но она точно лучшая в этом сезоне». Два поражения – в 3-м и 5-м матчах – против изможденных и измученных травмами «Селтикс» свели на нет все, что было до того, побудив скептиков искать пятна на солнце.

Пятен было всего два. Во-первых, удачный календарь: у «Лейкерс» оказались худшие соперники по плей-офф в истории («Наггетс» с 37 победами в «регулярке», «Уорриорс» с 42 и «Соникс» с 39). Им удалось избежать встречи с мощными «Маверикс» (55 побед, 3-2 по ходу сезона против «Лейкерс»), споткнувшимися о «Сиэтл», а доставшийся в финале «Бостон» изнемогал от возраста, повреждений и длительных серий с шустрыми «Чикаго» и «Милуоки». Во-вторых, поражения (еще раз – их было лишь три) заставляли копаться в эффективности защиты (6-е место по проценту у соперников, 12-е по количество очков соперников, 14-е по вынуждаемым потерям, последнее по подборам на своем щите). В некоторых случаях оборона «Лейкерс» показывала свою уязвимость: неумение Мэджика успевать за быстрыми разыгрывающими породило «Игру Слипи Флойда» – единственный проигранный матч до финала, когда шустрый малыш «Голден Стэйт» уничтожил фаворита в одиночку, за последние 11 минут набрав 29 очков (13 из 14 с игры); защита Карима не всегда оказывалась неэффективной против пары массивных оппонентов, как это было в финале, где «Селтикс» получили отдачу не только от Пэрриша (самого эффективного игрока серии) и МакХэйла, но и от Кайта.

В гипотетическом мире «лучших» «Лейкерс»-87 далеко не безупречны. Вот только их историческая значимость гораздо выше какой-либо иерархии просто потому, что их уязвимость, даже притянутая за уши, раскрывала их лучшие стороны и заставляла магию «Шоутайм» сверкать привычно яркими или новыми непознанными красками. Так, как это было в 4-й игре финала, так, как это было в Сиэтле, где «Лейкерс» вытащили победу в 3-м матче (при 51 проценте с игры у соперника и разнице в подборах на чужом щите 5-21), так, как это было по ходу множества матчей, в которых они уступали, иногда неприлично много, но затем возвращались и добивались своего. Тем самым создавая миф о собственной непобедимости. Миф, превращающий спорт в шоу, где важен не победитель (который известен), а наполнение. И миф об идеальном баскетболе, который, возможно, не так уж далек от истины.

Акция года

Чемпионское видео

Пятерка на все времена. «Лейкерс»

Лучшие команды НБА. «Бостон»-2008

+1
Написать комментарий

Еще по теме

Реклама 18+