Второе пришествие. 15 игроков, которых прочили в наследники Майкла Джордана

Фото: Fotobank/Getty Images/Al/Jed Jacobsohn

После ухода величайшего игрока НБА пресса очень долго искала его наследника, называя «вторым Джорданом» самых разных игроков. Блог «Фонарь» рассказывает, насколько они приблизились к идеалу.

Кертис Хантер

Почему сравнивали: Кертис Хантер – первый в списке «следующих Майклов Джорданов». 16 октября 1984-го автор Associated Press написал, что именно Хантер – «главный кандидат на то, чтобы заменить Джордана». Речь шла, естественно, не о том, чтобы поспорить с Майклом за звание лучшего игрока всех времен – просто Хантер должен был занять место лидера в команде Северной Каролины, место ушедшего в НБА Джордана.

Что в итоге: Получилось так, что Хантер не только не смог покуситься на лавры Джордана, он вообще не принес Северной Каролине ничего полезного. Защитник в основном мучился от травм, редко когда преодолевая грань между резервистом и игроком основы. Как известно, из таких вырастают тренеры.

Рой Марбл

Почему сравнивали: В 86-м болельщики «Айовы» потирали руки: они предвкушали грандиозный сезон, ведь у них был Рой Марбл, разносторонний защитник под 23-м номером, которого Sports Illustrated без устали сравнивал с Майклом. Хотя эти ожидания не вполне оправдались, тот в целом показал себя, оставив практически навсегда за собой рекорд по количеству набранных очков и отправившись покорять НБА с 23-го пика.

Что в итоге: Карьера Марбла в НБА длилась 24 матча. Сначала была дисквалификация за наркотики, после которой его выкинули из лиги. Потом приключения продолжились – аресты за хранение марихуаны чередовались с задержаниями за управление автомобилем в нетрезвом виде. Марбл зарабатывал на жизнь, играя в КБА, так что баскетбол никуда от него не делся. Но все сопутствующие вещи тоже: история арестов протянулась с начала 90-х по настоящее время – и это та стабильность, которой вряд ли можно позавидовать.

Рон Харпер

Почему сравнивали: В 87-м один человек, особенно недолюбливающий Джордана, позволил себе такое сравнение: «Харпер играет как Майкл. Некоторые его финты настолько поразительны, что вы можете забыть, что он промазал 10 раз». Понятно, что такой двусмысленный комплимент мог придумать лишь один человек на свете – вечный антагонист ЭмДжея Дэнни Эйндж. Но телега пошла в народ, и, стоило Харперу сделать что-то позитивное, как о сравнении сразу же вспоминали.

Что в итоге: Шутки шутками, но Харпер в итоге посмеялся над всеми. Решив, что играть вместе с Майклом – нисколько не хуже, чем играть как Майкл, он доказал свою ценность в «Чикаго», а потом и в «Лейкерс». Харпер, возможно, и не Джордан, но пять титулов не каждому удавалось собрать.

Кендалл Гилл

Почему сравнивали: Гилл – уроженец Чикаго. Он пришел в НБА в 90-м, когда Джордан уже приобрел статус небожителя (если не с баскетбольной, то уж с рекламной точки зрения точно). И естественно, имел вполне конкретные ориентиры: в 92-м, когда юный защитник выдавал по 20 очков за матч и поучаствовал в конкурсе бросков сверху, Gaston Gazette так и написала, что у парня есть все возможности стать новым Джорданом.

Что в итоге: Мда, это оказалось совсем небольшим преувеличением. Совсем небольшим. Гилл ни разу не сыграл на Матчах всех звезд, оказался в Сиэтле, где его довел до депрессии Джордж Карл, и в итоге сменил семь команд. После баскетбола Гилл еще пошел в бокс, там его, по крайней мере, никто не дразнил новым Майком Тайсоном.

Харольд Майнер

Почему сравнивали: Свое прозвище «Бэйби Джордан» Майнер заработал еще в школе: в 88-м Харольд летал за школьную команду, и ассоциации с самым воздушным игроком вселенной просто напрашивались. Он продолжил зажигать и в университете: когда Майнер в голосовании за лучшего игрока обошел Шакила О’Нила, Кристиана Лэйтнера и Зо Моурнинга, на парня посмотрели немного иначе. В итоге в 92-м он ушел под 12-м пиком в «Майами».

Что в итоге: Свои летательные способности и сравнения с Джорданом Майнер оправдал в полной мере – как и Джордан, он оставил за собой два слэм-данк-контеста (в 93-м и 95-м). Но на этом, собственно, все закончилось. Проведя в лиге четыре года, он спокойно повесил кроссовки на гвоздь, удалился с семьей в небольшой домик в Лас-Вегасе и уступил место другим новым Джорданам.

Единственный спорный момент заключается в том, что, как сказал сам Майнер, его уход был вызван повреждениями коленей и утратой былой резкости, но вот бывший его университетский тренер всегда говорил, что «худшее, что случилось с карьерой Майнера – это повешенный на него с детства тэг «Бэйби Джордан».

Митч Ричмонд

Почему сравнивали: Как ни странно, но популярную до сих пор тему с «наследником» начал развивать и сам Джордан. То ли ему претила исключительность, то ли он пытался таким образом уменьшить градус восхваления своей особы, но ЭмДжей всегда охотно сравнивал себя и других.

Митч Ричмонд оказался в «наследниках Джордана», не проведя ни минуты в НБА: Майклу казалось, что защитник «Канзас-Стэйт» очень напоминает его самого и по манере, и по складу характера.

Дело было в 88-м, и тогда Ричмонд едва не заменил Джордана в «Чикаго». К этому моменту Майкл уже раскрылся во всей красе, постоянно ходил в лучших бомбардирах лиги и был одним из тех, ради кого люди собственно заполняли трибуны. Вот только его команда так ничего не могла выиграть. В 88-м владельцу «Буллс» Джерри Рэйнсдорфу поступило предложение, от которого было невозможно отказаться: «Клипперс» хотели Майкла любой ценой и давали за него два пика из первых шести на предстоящем драфте (под которыми «Буллс» собирались взять Ричмонда и Рика Смитса) плюс активы, с помощью которых команда «Чикаго» выменял бы обожаемого Джерри Краузе Кевина Джонсона. Рэйнсдорф долго разрывался между Джорданом и потенциальной стартовой пятеркой Джонсон-Ричмонд-Пиппен-Грант или Оукли – Смитс, но в итоге решил вопрос в пользу Джордана.

Что в итоге: В итоге эту историю сейчас мало кто и помнит. Митч Ричмонд большую часть карьеры провел в «Голден Стэйт» и «Сакраменто» и, хоть и был там на ведущих ролях, сыграл лишь считанное количество матчей в плей-офф. Возможно, он и был чем-то похож на Джордана, но для всех остался очередным суперснайпером в посредственной команде. Вот только одна вещь по-прежнему настораживает: Джордан всегда говорил, что именно против Ричмонда ему сложнее всех защищаться.

Анферни Хардауэй

Почему сравнивали: Тут без Джордана тоже не обошлось. После экстравагантного погружения в бейсбол Майкл возвращался в самое пламя: дела у «Чикаго» не клеились, сам Джордан не мог влиться в команду из-за повышенного внимания к своей персоне и недостатке времени, да вдобавок в плей-офф «быки» уже во втором раунде попали на «Орландо» с Шакилом О’Нилом. Та серия запомнилась не только разочарованием, не только комментариями Ника Андерсона, заявившего, что Майклу 45 лет, и спровоцировавшего его сменить номер, но и элегантным реверансом Джордана. Тот не мог не отметить своего противника – феноменального второгодку, занявшего место атакующего защитника в первой символической сборной.

Собственно, и без Джордана все понимали, что Пенни заслуживает особенного внимания. Такой же грациозный, такой же неудержимый – и еще более многосторонний – он мгновенно влюбил в себя болельщиков и, как казалось, вполне готов был заменить только ушедшего Майкла. Их объединяли габариты, резкая динамичная манера, значимость для команды, умение играть спиной и любовь к броску с отклонением – тогда в серии-95 Хардуэй не просто бросил вызов лучшему игроку, он заставил всех поверить, что и вправду может его потеснить.

Что в итоге: Сказка Хардуэя закончилась еще быстрее, чем началась. Сначала от него ушел друг О’Нил, а затем его накрыла целая череда травм, в которых медики «Мэджик» даже не могли разобраться. Он ложился под нож, восстанавливался и возвращался на паркет все в том же звездном статусе – так было год, другой, третий. Вплоть до 98-го он оказывался на Матчах всех звезд, а болельщики продолжали в него верить – но четыре операции на колене не могли пройти бесследно. Пенни потерял в резкости, стал совсем другим и продолжал путешествовать между лазаретом и баскетбольной площадкой до самого завершения карьеры. Сейчас ни статистика, ни воспоминания о нем в последние годы не дают поверить, что его могли считать наследником самого Джордана. Но те, кто помнят его до 97-го, скажут, что он подобрался к Майклу едва ли не ближе всех.

Джерри Стэкхауз

Почему сравнивали: Раз уж сам Джордан называл своими преемниками всех подряд, то пресса и вовсе решила не выдумывать велосипед. Третий пик, 198 сантиметров, атакующий защитник, похож атлетическим сложением и страстью долбить сверху, да еще и из Северной Каролины – ну так это точно второй Майкл. Так, Джерри Стэкхауз оказался под пристальным наблюдением журналистов.

Что в итоге: Ажиотаж прошел, едва начавшись. Стэк, конечно, ворвался в ряды лихих снайперов и просто крутых чуваков, от которых в любой момент можно получить по голове. Но не более. Все сравнения с Майклом отпали после же первого матча их команд, где Джордан показал, что лучше поискать кого-нибудь посолиднее. Через несколько лет в лиге Джерри закрепился в качестве одного из добротных путешественников: «Филадельфия», «Детройт», «Вашингтон», куда его выменял имеющий страсть ко всему северокаролинскому Джордан, «Даллас» и далее по списку – везде Стэкхауз был заметен, везде приносил пользу и тащил бомбардирское бремя, везде мог постоять за себя или спеть что-нибудь жизнеутверждающее. Но в плей-офф он, по сути, сыграл лишь однажды, когда с «Далласом» дошел до финала. В общем, никаких сравнений.

Грант Хилл

Почему сравнивали: Голосование болельщиков на Матч всех звезд 96-го выявило одну простую вещь: Грант Хилл оказался популярнее Майкла Джордана. Это был его второй сезон в лиге, а шумиха вокруг него превосходила по масштабности все, что окружало прежнего героя – «Чикаго» только начинали путь ко второму три-питу.

Хилл был не просто хорош сам по себе (в том сезоне он финишировал третьим в гонке за MVP вслед за Майклдом и Мэлоуном), не просто моментально оказался во всеобщих любимчиках (стал первым новичком в истории, который поехал на Матч всех звезд) – тема «Он лучше, чем Майкл» действительно казалось не такой уж натянутой. Во-первых, Хилл был человеком совершенно другого плана – не одержимым победами эгоистом, а немного застенчивым интеллигентным выпускником Дьюка со всеми вытекающими из этого последствиями. Если на Джордана уже тогда смотрели через призму его эгоцентризма, несдержанности к партнерам, любви к ставкам, сигарам и троллингу, то Хилл виделся олицетворением разнообразных достоинств – он был практически идеалом, а среди его главных увлечений значились не гольф, карточные игры и походы по клубам, а чтение книжек. Во-вторых, в его игре виделось больше граней: в отличие от сконцентрированного на наборе очков Джордане, Хилл казался более разносторонним – он был пойнтфорвардом, сочетающим невиданные индивидуальные номера и игру на партнеров – по сути, грациозной версией ЛеБрона Джеймса.

Что в итоге: На самом деле, ажиотаж по поводу Хилла уменьшился еще до перехода в «Орландо». Несмотря на стабильно растущие показатели, он так и не смог ничего добиться в «Пистонс» – и именно это в итоге сыграло определяющую роль. В плей-офф 2000-го – когда «Пистонс» впервые с Хиллом преодолели первый раунд – форвард решился играть, несмотря на полученную травму голеностопа. Усугубленное тогда повреждение перечеркнуло весь потенциал, заложенный в его карьере – дальше были операции, стафилококк, пропущенные сезоны. Грант Хилл остался идеальным спортсменом, образцом для подражания, но отошел на третьестепенные роли.

Кем бы стал Грант Хилл, если бы не травмы.

Аллен Айверсон

Почему сравнивали: Сравнения Айверсона с Джорданом не превратились в глобальный тренд, но уйти от них никуда было нельзя, как бы этого не хотелось Дэвиду Стерну. Вздорный коротышка, бывший осужденный, автор сомнительных композиций, любитель уличной моды – у Ответа не могло быть с Джорданом ничего общего. А все же общего было очень много: Айверсон и Джордан – два самых привлекательных баскетболиста в истории НБА, два игрока, который исключительно за счет собственных умений, неудержимой ярости и восприятия площадки как места для самоутверждения собирали трибуны и держали всех зрителей в постоянном внимании. К пику Ответ подошел в 2001-м, когда со сборищем невнятных игроков дошел до финала и в первом матче единолично (48 очков) грохнул «Лейкерс». В среднем в плей-офф он набирал 29,7 очка – больше только у Джордана.

Что в итоге: Айверсон был явлением настолько нестабильным, что построенная вокруг него конструкция рухнула практически сразу же. Нарушился тонкий баланс с Лэрри Брауном, вмешался расточительный Билли Кинг, не удалось удержать команду – то ли из-за недостатка компетентности, то ли из-за того, что с Ответом мало кто хотел играть, так он подавлял даже хороших исполнителей. В общем, сейчас сравнивать Айверсона и Джордана даже не пытаются. А зря – на самом деле, из всех он подобрался к ЭмДжею едва ли не ближе всех – не по победам и достижениям, конечно, а по влиянию и значимости для баскетбола.

Винс Картер

Почему сравнивали: Когда Винс Картер еще учился в школе, один из скаутов сказал в интервью Tampa Tribune, что этот взрывной парень – «школьная версия Майкла Джордана». После чего Винс оказался у Дина Смита в Северной Каролине. Сами можете представить, что было дальше: 198 сантиметров, Северная Каролина, полеты, который порой только снились самому Джордану, поразительный талант – журналисты ходили на голове. Феномен «Винсэнити» начал покорять обе страны: «Эйр-Кэнада» стал настоящим явлением в первые годы века, заставляя всерьез задумываться о сопоставимости потенциала – недостатки вроде отсутствия такого быстрого шага, защиты или баскетбольного интеллекта, как у Майкла, естественно опускались, а вот способности летать, агрессивность в атаке, снайперская отдача выводились на первый план. Кульминация наступила в 2000-м, когда Картер выдал самый красочный слэмданк-контест в истории и подготовил почву для, как всем тогда казалось, эпического сражения с Кобе за звание «нового Джордана».

Что в итоге: «Винсэнити» еще погремела, но со всеми сравнениями было покончено уже в следующем году: вряд ли кто-то мог себе представить, чтобы Джордан мог отправиться за дипломом прямо перед решающим матчем финала Востока. Сопутствующее разочарование дало побочный эффект: теперь уже говорили о слабохарактерности Картера, об отсутствии у него должного настроя, который выделяет великих игроков, о недостатке желания. Вся последующая история с уходом «Торонто» окончательно подорвала репутацию Картера. Возможно, даже сильнее, чем болезнь коленей, лишившая его былых сверхспособностей. И теперь, оглядываясь на его карьеру, все вспоминают не столько былой потенциал (возможно, один из самых больших из всех «наследников»), но его летательные способности, сведшие его карьеру к куче потрясающих данков.

Трэйси МакГрэйди

Почему сравнивали: ТиМак пришел из школы и до поры, до времени избежал неудачных сравнений (в конце 90-х джорданов вокруг уже было слишком много). Но они его все равно накрыли его в 2004-м после двух титулов лучшего бомбардира. Те сезоны (особенно 2002/03) МакГрэйди в статистическом плане провел на уровне Майкла – 32,1 очка, 46 процентов с игры (50 у Майкла за карьеру), 79 с линии (против 83,5), 32,6 из-за дуги (против 32,7), плюс все остальные показатели были вполне схожими. Одновременно ТиМак набрал 62 очка в матче с «Вашингтоном» и сделал это всего за три четверти, породив через пару лет дискуссию о том, что 81 очко могло бы и не стать таким уникальным достижением, не придержи МакГрэйди тренер.

Что в итоге: На самом деле, бомбардирские подвиги – это, конечно, единственное, что объединяло МакГрэйди с Джорданом. Как только статистика пошла на спад, сравнивать человека, ни разу не проходившего первый раунд, и одного из величайших победителей в истории спорта стало как-то даже неприлично.

Дуэйн Уэйд

Почему сравнивали: Поначалу вроде бы от нечего делать: звезда из Чикаго – парень из Чикаго, атлетичный атакующий защитник – атлетичный атакующий защитник. Потом случился финал 2006-го, в котором Уэйд набирал в среднем 35 очков, 8 подборов, 4 передачи и 3 перехвата в среднем за игру и добился лучшего показателя PER в истории финалов. Несмотря даже на проблематичное судейство, доминирование «вспышки» навевало вполне понятные ассоциации – где еще вы встречали защитника, который бы доминировал на обеих половинах площадки и тащил свою команду вперед, раз за разом прорываясь под кольцо. Короче, мир замер в ожидании.

Что в итоге: Но так ничего и не дождался. Сначала были травмы, потом «Хит» выиграли 15 матчей за сезон, потом была отличная Олимпиада, которая вскоре забылась из-за сомнительной тактики Споэльстры «отдай мяч ДиУэйду, пусть тот шмальнет», наконец, наступило «Решение». Как-то незаметно Уэйду стукнуло 30 лет, и он избавился от любых сравнений и стал тем, кем стал – просто Дуэйном Уэйдом со своими достоинствами и недостатками, одним из выдающихся игроков в истории НБА, но далеко не Майклом.

Кобе Брайант

Почему сравнивают: Первое сравнение датируется 97-м годом – Chicago Tribune напророчила, что заменить Джордана под силу лишь одному человеку – и это, как среди прочего говорилось в статье, «не Кит Ван Хорн или Антуан Уокер». Кобе, конечно, был обречен: если остальным хватало антропометрических данных и принадлежности к Северной Каролине, то игрок, настолько копирующий своего кумира, не мог пройти незамеченным. Гонка официально началась в 97-м (Кобе выиграл слэмданк-контест), и с каждым сезоном становилась все напряженнее и утомительнее. В какой-то момент эти сравнения надоели и самому Брайанту: в отличие от остальных, ему никак не удавалось стать самим собой – на каждое явление его карьеры (сексуальный скандал, отношения с Джексоном и Шакилом, маниакальную повернутость на статистике) непременно смотрели через призму ЭмДжея. Возможно, потому что так в глубине души делает и он сам.

Что в итоге: Постоянное сравнение Кобе и Джордана стало одной из вечных тем. В ход идет все – титулы (6-5), звания MVP (5-1), звания MVP финалов (6-1), звания лучших бомбардиров (10-2), попадания в первую символическую сборную (10-11), попадания на Матчи всех звезд (14-15), попадания в первую защитную пятерку (9-9), золото Олимпиады (2-2), общее количество очков (32292 (30,1 в среднем) – 31617 (25,5 в среднем) и так далее и так далее. Нет такой сферы, где бы Кобе и Майкл обошлись бы без сравнений.

Дошло до того, что уже и сам Джордан сказал, что Брайант – единственный, с кем его можно сравнивать. Так что давайте, валяйте и дальше.

ЛеБрон Джеймс

Почему сравнивают: Несмотря на ослепительную яркость таланта Джеймса еще со школьной скамьи, прямые сопоставления его все же обошли стороной – уж слишком отличны и характер физического доминирования, и роль на площадке, и карьерный путь, и небаскетбольные образы. ЛеБрон мог добиться сравнений с кумиром лишь одним способом – начать выигрывать и всерьез попасть в дискуссию о величайшем игроке всех времен. Все попытки сделать это долгое время расшибались о стену «Сперс», «Селтикс», «Мэджик», «Решение», «Маверикс». Вплоть до прошлого сезона, когда Джеймс выдал историческое достижение: лишь двум баскетболистам когда-либо удавалось за один сезон выигрывать титул чемпиона НБА, MVP сезона и финальной серии и золото Олимпиады. С этого момента гонка стартовала официально.

Что в итоге: ?

+1
Написать комментарий
Реклама 18+