Джолион Палмер: «Хэмилтон действовал смело, но не цинично»

Эксперт официального сайта «Формулы-1» и экс-пилот чемпионата Джолион Палмер поделился рассуждениями об аварии гонщика «Ред Булл» Макса Ферстаппена и представителя «Мерседеса» Льюиса Хэмилтона в Великобритании и назвал эпизод гоночным инцидентом.

«У меня еще со сражения в Имоле было ощущение, что инцидент между Максом Ферстаппеном и Льюисом Хэмилтоном в этом сезоне неизбежен. Их соперничество балансировало на грани уважительного до Сильверстоуна, но в итоге довольно предсказуемым образом перешло черту, подпитываемое громкими британскими болельщиками и новым форматом уик-энда.

В Имоле, Портимане и Барселоне оба действовали очень агрессивно, но в среднем в большей степени Ферстаппен – особенно в Барселоне, когда он нырнул, совершая рискованный обгон в первом повороте. В Имоле и Барселоне Ферстаппен вырвался вперед, в Портимане тоже, пока Хэмилтон не совершил обратный обгон и не выдавил его в третьем повороте.

На Гран-при Великобритании Ферстаппен действовал примерно так же агрессивно, как на старте гонки в Барселоне, но в этот раз, учитывая 33-очковое отставание в чемпионате, Хэмилтон не мог отступить. В предыдущих гонках Хэмилтон избегал столкновений с Максом, но теперь дал сдачи – и, пожалуй, с лихвой, и мы увидели культовую аварию, которая, без сомнения, станет определяющей для итогов сезона.

Пилоты почти столкнулись в первом повороте, потом при подъезде к «Бруклэндс». Наконец, они дошли до контакта в «Копс», и Макс мощно ударился о барьеры. Меня не покидает ощущение, что это гоночный инцидент. При подъезде к повороту Хэмилтон полностью поравнялся с Ферстаппеном и получил право на пространство на внутренней траектории. Ферстаппен повернул, зная, что он там, и неизбежно рисковал получить удар от «Мерседеса», который не мог испариться.

Хэмилтон не попал на апекс, но промахнулся ненамного – он не заезжал на поребрик в этом месте по ходу всего уик-энда, и не стал нацеливаться на него, совершая свой амбициозный маневр. Впрочем, позже он сделал это при обгоне Шарля Леклера, по понятным причинам решив действовать осторожнее.

Без сомнения, попытка обгона со стороны Хэмилтона была смелой и невероятно рискованной. Но действия Ферстаппена также были смелыми и рискованными – он знал, что «Мерседес» находится на внутренней траектории, и все равно поворачивал с полным газом в одном из быстрейших поворотов сезона.

Если очень нужно возложить на кого-либо вину, то, наверное, Льюиса виноват больше. Но, если рассматривать общую картину, то, с моей точки зрения, авария попадает в категорию гоночных инцидентов – столкновение между двумя пилотами, которые не хотели уступать. Однако итог инцидента влияет на восприятие.

Могу понять полярные мнения по поводу аварии. Макс испытал серьезный удар, и почти такой же эффект инцидент оказал на чемпионат. Понятно, что руководство «Ред Булл» призывало к максимальному наказанию, но в реальности контакт этого не требует. Я видел, что люди сравнивают данный случай со скандальными авариями Айртона Сенны в Сузуке или Михаэля Шумахера в Хересе, но, когда пыль уляжется, они должны понять, что ситуации совсем разные. Без сомнения, маневр Хэмилтона был смелым, но не циничным.

Наказание стало самым жестким, которое Хэмилтон когда-либо зарабатывал за действия в гонках. Ему повезло остаться на трассе – окажись он в стене, то, думаю, легче было бы счесть инцидент гоночным. Но, очевидно, удача была на его стороне. Хэмилтону не могли показать черный флаг из-за того, что он немного не попал на апекс», – написал Палмер.

Реклама 18+