Джокович, Томич, Шарапов и еще девять опасных теннисных родителей

Теннисные родители снова в деле – отец Джоковича прошелся по соперникам, а папа Томича поколотил спарринг-партнера. Sports.ru вспомнил еще десять представителей этого опасного вида.

Срджан Джокович

Родители Новака Джоковича, естественно, болеют за своего сына и делают это очень страстно. Так страстно, что однажды Роджеру Федереру даже пришлось попросить их сидеть тихо. А когда Новак в начале 2011 обыгрывал всех, они носили футболки, на которых велся счет его побед. Конечно, многим такая темпераментность не по нраву.

Отцу Джоковича Срджану тоже многое не по нраву, о чем он откровенно рассказал в последнем интервью. В нем в частности досталось Федереру («Возможно, Федерер по-прежнему является лучшим теннисистом в истории, но если говорить о нем как о человеке – это полная противоположность») и Надалю («Надаль считал Новака лучшим другом, когда постоянно его побеждал. Когда же ситуация изменилась, дружба ушла. Это уже не спорт»). Что ж, как говорится, удачный вброс.

Джон Томич

У Джона Томича характер горячее лавы. В свое время он угрожал директору федерации тенниса Австралии, уводил сына с корта по ходу матча, потому что считал, что судьи подсуживают сопернику, а потом довел Бернарда до того, что тот попросил судью удалить папу с трибун. Но все это меркнет в свете его последней выходки.

В Мадриде Джон был арестован за избиение спарринг-партнера сына Томаса Друэ, который утверждает, что австралиец «обращался с ним, как с собакой», отказывался платить, плевался в него, а потом вообще избил. Также Друэ поведал миру, что Джон не гнушается телесно наказывать своего уже 20-летнего сына, и назвал Бернарда «заложником своего отца», попутно диагностировав ему стокгольмский синдром.

Джон лишен тренерской аккредитации АТР, на «Уимблдон» его не пускали вообще, несмотря на то, что Бернард этим решением остался недоволен.

На прошлой неделе началось судебное разбирательство эпизода с Друэ, и оно уже многое раскрыло в отношениях отца и сына Томичей. Если изначально Бернард признавал, что Друэ избил именно его отец, то на суде он изменил показания. Джон тоже начал все активно отрицать.

Майк Агасси

Эмигрант из Ирана, бывший боксер и страстный любитель тенниса Эммануэль «Майк» Агасси пытался сделать профессиональных теннисистов из всех своих детей. Но звезда получилась только из младшего Андре (всех остальных детишек любящий папа называл «морскими свинками», на которых он тестировал свои методы).

В своей автобиографии Open Андре рисует отца как настоящего тирана, который расстреливает летающих над домом птиц, любит подраться и не признает других методов, кроме грубой силы и психологического давления. Агасси даже доходит до того, что утверждает, будто его отец брился чуть ли ни осколком стекла, без пены и крема, просто соскребая щетину вместе с кожей.

Отец Агасси был сторонником тяжелого и упорного труда – он считал, что Андре должен в день выполнять 2500 ударов, и тогда он будет непобедим. Квинтэссенцией методологии Майка стал этот диалог со старшим братом Андре Филли, который в сердцах бросил, что больше не будет думать, а превратится в робота, на что отец ответил: «Ты наконец-то начинаешь врубаться». Методы Майка были жесткими, но они принесли большие результаты, чем в трех вышеописанных случаях.

Маринко Лючич

Но даже этим любителям помахать кулаками далеко до отца Мирьяны Лючич. Маринко постоянно избивал свою дочь, которая уже в 15 лет была состоявшейся звездой женского тенниса – избивал за плохое, по его мнению, поведение, малейшие проступки, недостаточное усердие на тренировках, поражения, да и вообще по любому, взбредшему в больную голову, поводу. Любимым орудием домашнего тирана был тяжелый ботинок, и один раз «наказание» длилось около 40 минут.

А поскольку Маринко был человеком богатым и влиятельным, и местные власти с ним ничего не делали, Лючич с матерью просто-напросто сбежала от отца. Им пришлось прятаться, пока власти США принимали решение о предоставлении убежища. Но в итоге все закончилось удачно, и Штаты приняли у себя жертву самодура.

Конечно, Мирьяне не удалось провести карьеру, настолько успешную, как ей пророчили, но зато сейчас она вышла замуж за «любовь всей своей жизни» и живет счастливо.

Дамир Докич

Еще один тиран, который, совершенно случайно, тоже оказался с Балкан. Схема та же – хамское поведение (в свое время он сказал, что в Британии только «Королева на стороне демократии, а все остальные – фашисты»), силовые методы воспитания (Елена рассказывала, что отец бил ее, и он этого не отрицал, уверяя, что его родители тоже били, и это сделало из него человека) и страшная паранойя (он утверждал, что организаторы Australian Open подтасовали жеребьевку, чтобы Елене, под его давлением сменившей австралийское спортивное гражданство на югославское, досталась соперница посложнее).

Но Дамира от других отцов-самодуров отличает любовь к гиперболизации. Когда Елена прекратила с ним отношения и решила снова играть за Австралию, он в 2006 году пригрозился, что сбросит на Сидней ядерную бомбу, а в 2009 угрожал послу Австралии в Белграде. При обыске в его доме нашли целый арсенал (семь охотничьих ружей, пистолет и два взрывных устройства), и его посадили на 15 месяцев. В тюрьме он бастовал и устраивал сухую голодовку, но на свободу раньше не вышел. А когда в итоге его освободили, Елена, утверждавшая, что к нему не вернется, все-таки с ним помирилась.

Ричард Уильямс

Ричард никогда не терроризировал своих дочерей, но вот их соперницам и всему WTA-туру от него досталось, потому что любое разногласие с кем бы то ни было завершалось тем, что Ричард обвинял противостоящую сторону в расизме.

Вообще Ричарда можно назвать классическим теннисным отцом, временами доходящим до фанатичности – ведь даже своим рождением Серена и Винус обязаны великой игре. В 70-х Ричард увидел, как румынка Вирджиния Рузичи выиграла 40 тысяч долларов, и решил, что его дети должны заниматься теннисом. У него уже было три дочери, которые в спорт не стремились, так что он решил сделать новых. Однако его жена Орасин больше детей не хотела, так что он просто начал прятать и подменять ее противозачаточные таблетки. Так на свет появились две великие чемпионки, золушки из Комптона – Серена и Винус.

Алексей Бардин

Отец и тренер Василисы Бардиной проповедовал странные методы тренировок. Например, очевидцы пишут, что он считал, будто ходить босиком очень полезно, поэтому его дочь постоянно тренировалась босая. А еще, когда он тренировал юниоров в Москве, они чуть ли не голые занимались на морозе.

Наверное, именно это своеобразие методов и то, что основным методом мотивации дочери был страх, привело к тому, что она попросила WTA-тур оградить ее от родителя и переехала жить в Денвер. А карьера, которая когда-то очень многообещающе начиналась с финала турнира в Хобарте, успешной не стала.

Арсалан Резаи

Отец Араван в своем контроле над дочерью дошел до того, что, по ее словам угрожал ей расправой и смертью. Из-за одного из семейных конфликтов Арсалану даже было запрещено появляться на турнирах WTA, а отношения в семействе Резаи были названы «серьезной угрозой безопасности».

Позже появилась информация о том, что в основе конфликта лежат деньги. Араван обвинила отца в краже десяткой тысяч долларов, а он в ответ заявил, что «если разрушая семью Араван счастлива, я это приму», и назвал все ее новое окружение «шакалами».

Сейчас семейство, по словам Араван, которая, не стесняясь заявляет, что играет в теннис только ради денег и славы, воссоединилось, и отношения наладились.

Джим Пьерс

Именно из-за поведения Джима Пьерса WTA взяла на себя ответственность по контролю и отстранению родителей и членов семьи от турниров. Джим был классическим постоянно кричащим сумасшедшим теннисным родителем, который тренировал свою дочь Мари, иногда побивая ее и кидаясь в нее экипировкой. А еще он ругался с соперницами и болельщиками и ревностно охранял дочь от окружающих (например, однажды он избил кузена Мари Оливье).

Как и многие, задавленные отцами теннисные дочери, Мари разорвала с ним все отношения, но через семь лет обида подостыла, и они помирились.

Юрий Шарапов

Отец Марии Шараповой тоже знатно почудил за свою карьеру родителя-тренера. И больше всего от него почему-то досталось соотечественницам Марии – например, он с трибун оскорблял Анастасию Мыскину и чуть не до драки конфликтовал с отцом семейства Чакветадзе Джамалом.

Кроме того, на него главе WTA жаловалась сама Жюстин Энен после того, как он отпраздновал победу Марии над бельгийкой, вскочив со своего места и проведя ребром ладони по горлу. Но сейчас он вышел на пенсию, успокоился и проводит время в походах и велопрогулках.

Мариса и Эмилио Санчес

А вот четырехкратная чемпионка турниров «Большого шлема» Аранта Санчес-Викарио обвинила своих родителей не в жестокости, а в том, что они украли у нее все ее теннисные доходы – около 60 миллионов долларов.

«Мои родители заставили меня много перестрадать. Они оставили меня без денег, у меня остались долги по налогам, и я не буду молчать.Моя мать все за меня решала – какая у меня будет прическа, что мне носить. Когда я покупала что-нибудь сама, ей это не нравилось».

Аранта подала на родителей, которые утверждают, что посвятили 20 лет своей жизни дочери, в суд, но проиграла из-за отсутствия доказательств их вины.

0
Написать комментарий

Еще по теме

Реклама 18+