3 варианта развития карьеры Роджера Федерера

У Федерера – новая жизнь. В этом году он впервые воспользовался льготами ATP для возрастных игроков. Ксения Витряк с трепетом всматривается в будущее великого швейцарца.

Федерер не приехал на один из самых престижных турниров в календаре, Мастерс в Майами, который не пропускал до этого ни разу за 12 лет, и этот неприезд вполне можно рассматривать как точку отсчета, символ начала новой жизни. Попробуем ее структурировать.

Пессимистичный вариант

Самое страшное в жизни любого спортсмена не соперники и не возраст, а травмы. Предположим в качестве наихудшего варианта, что именно этот фактор станет в дальнейшей карьере Федерера определяющим. У Федерера больное место спина. Это одна из самых серьезных травм в теннисе, но несмотря на это, мне все равно не верится, что Федерер смотает свои бриллиантовые удочки так уж быстро. И это не самым прямым путем, но все же приводит нас к вопросу о мотивации.

Травмы часто становятся поводом для завершения карьеры, но почему-то считается, что травма помноженная на возраст равна окончанию карьеры #прямосейчас. Вот взять, например, Марата Сафина. Он считал, что карьера – это до 25, а потом доигровка. В данном случае сознание четко определило бытие – последний титул, в Мельбурне, Марат выиграл именно в 25. А может, это бытие определило сознание. Многие судят о жизни с позиций своего личного опыта – со мной так было, значит со всеми так, а если не так, то это исключение. Если бы с Маратом приключилась травма спины, он бы, наверное, подумал примерно следующее – и так конец, а тут еще и травма, значит точно конец. Но у Роджера Федерера совсем другой образ мышления.

У Федерера, в его картине мира, если вы еще не заметили, полно времени, иногда даже кажется, что его вообще нет. Наверное, потому что счастливые часов не наблюдают. Федерер может придумать жаждущим журналистам массу причин на выбор, почему он до сих пор в строю – как вариант, он хочет, чтобы дочки увидели его играющим. Но за всей этой массой якобы-причин легко просматривается одна подлинная – нет ни одной причины, чтобы закончить.

Федерер играет как живет. Для него теннис это не работа, которая встроена в жизнь как ее часть, это и есть жизнь, и принять сознательное решение уйти и уйти – это все равно что совершить самоубийство. Это должно произойти как-то само собой, а как и когда – жизнь покажет. «Смерть наступила в силу естественных причин». Вы бы хотели знать дату своей смерти? А самому назначить ее? Вот в обычной жизни вы же не считаете, что возраст причина для смерти. Стукнуло 70 – иди накладывай на себя руки, так что ли? Так и у Федерера – возраст не причина для ухода. Еще пример из обычной жизни – человек в возрасте и к тому же серьезно заболел. Это причина, чтобы принять решение уйти из жизни? Нет. Нормальный жизнелюбивый (а в норме все такие) человек не только не будет принимать такие решения, он будет бороться за свою жизнь, потому что другой у него не будет. И смысл, и содержание этой борьбы в том, чтобы мысленно продолжить свою жизнь на период после болезни – строить планы на следующее лето, мечтать дождаться рождения второго внука и так далее. Если у Федерера обострится травма, он будет рассматривать эту ситуацию не как повод для завершения карьеры, а как повод сделать в карьере перерыв. Пусть даже и длинный. Он никуда не торопится, потому что знает – время властно над вами ровно в той степени, в какой вы его боитесь.

Он потеряет в рейтинге, возможно, ему и правда придется просить уайлд-кард на «Ролан Гаррос» (условно – вряд ли при таком раскладе он будет планировать приезд на «Ролан Гаррос») – но какое это будет иметь значение. Федерера не будет волновать ни рейтинг, ни результаты – это только круги на воде. Он будет прислушиваться к себе. Если он будет чувствовать в себе силы играть и ощущать желание играть – он будет играть. Даже когда все будут думать, что вступительный экзамен Федерер провалил, да и вообще вся первая после возвращения сессия подозрительно надолго затянулась. И он добьется успеха, уверяю вас, потому что человек играющий на таком внутреннем раскрепощении, с такой внутренней свободой не может не добиваться успеха, и этот успех можно будет считать началом нового периода в его карьере. Если же со спиной будет становиться все хуже, скорее всего, Федерер попробует на обезболивающих взять что-то значительное, например, «Уимблдон» (почему-то кажется, что ему это удастся), и затем уйдет в полном блеске своей славы. В силу естественных причин. В общем, даже самый плохой прогноз оказывается не таким уж плохим.

Промежуточный вариант

Итак, предположим, что внешних причин для завершения карьеры у Федерера нет – спина временами побаливает, но на высшем уровне играть можно. А внутренних причин, чтобы закончить, у него тем более нет – Роджер продолжает получать удовольствие и от игры, и от образа жизни теннисиста. На текущем этапе карьеры его интерес строится главным образом на том, чтобы соревноваться на равных с группой невероятных молодых ребят. После стольких лет одиночества на вершине он познает радость быть частью какой-то общности, радость быть лучшим, но не единственным.

Встречаться с Топ-4 раз за разом и каждый раз проверять себя на прочность – это и есть его мотив. И тут все просто – чтобы интерес сохранялся, нужно регулярно встречаться с ребятами из Топ-4. Это возможно только при сохранении места в Топ-4 или Топ-5, но это не видится какой-то большой проблемой.

Вот, например, сейчас. Федерер пропустил целый Мастерс! К защите на грунте у него 2080 очков! Кошмар вроде бы. А на самом деле и не очень. Второе место он, конечно, потеряет из виду, у Маррея есть все шансы там прочно окопаться. Но потерять третье место Федереру вряд ли грозит – отрыв от преследователей довольно солидный. А Надалю так вообще в ближайшие месяцы на грунте 4590 очков защищать. Да и в более отдаленной перспективе сложно себе представить, чтобы Федерер потерял место в первой четверке. По сути, за право не встречаться с Джоковичем, Надалем и Марреем раньше полуфиналов ему придется конкурировать с Давидом Феррером. Неужто 31-летний Федерер не осилит 31-летнего Феррера? Допустим, что кольцо обороны прорвет Дель Потро, и Федерер рано или поздно все-таки выпадет в Топ-5. Это трагедия? Ну да, с некоторыми сильными ребятами он иногда будет встречаться не в полуфиналах, а в четвертьфиналах. С некоторыми. Иногда.

Впрочем, это только присказка. Чтобы глаз у Федерера продолжал гореть, ему надо не только регулярно встречаться с ребятами из Топ-4, но иногда у них и выигрывать. Такие победы как над Джоковичем на «Уимблдоне» и в Цинциннати в прошлом году, над Дель Потро на Олимпиаде, над Марреем на итоговом может быть еще не стали совсем уж эпизодическими в жизни Федерера, но закономерными их тоже уже давно не назвать. В большинстве этих матчей Федерер не является фаворитом, а в некоторых фаворитом является, но не он. Но это как раз хорошая новость – эти перемены к худшему уже в прошлом, концепция поменялась уже довольно давно, и опыт показывает, что это совсем не смертельно. При удачном стечении обстоятельств, как на «Уимблдоне» в прошлом году, Федерер все равно выиграет свой трофей.

А большего ему и не надо. Ему не надо уверенности в своей победе, ему нужна уверенность, что у него будет шанс ее одержать. И пока эти шансы будут просматриваться – будет интрига, будет интерес и будет вам мотивированный Федерер на корте.

Оптимистичный вариант

Рио, Рио… Чтоб отстали журналисты, Федерер придумал (а может, сами журналисты придумали и вложили Федереру в уста) эту историю – мол, до Олимпиады в Рио точно никуда не уйду. Идеальная отговорка. Во-первых, все знают, что у Федерера нет одиночной олимпийской золотой медали и думают, что он спит и видит ее во сне. Выглядит очень правдоподобно, если предполагать, что мотивация выстраивается вокруг приобретения того, чего у тебя еще нету, а вроде как должно быть, и более того, единственного чего тебе не хватает, чтобы сказать «у меня есть все». Во-вторых, очень удобно – Олимпиада будет только через три года, а значит в ближайшие три года вопрос о завершении карьеры будет не так актуален, по крайней мере не будут откровенно доставать.

В каком-то смысле, это и правда было бы идеальным завершением истории. Более оптимистичного варианта, чем – Федерер выигрывает золото в одиночном разряде и уходит на покой – и не придумаешь. Закончить на мажорной ноте, крупной победой, в 35 лет – круто. А закончить покорением последней непокоренной вершины, в 35 – круче этого не может быть ничего. Эта медаль стала бы вишенкой на торте, последней остановкой, на которой надо было бы сойти, просто потому что некуда дальше ехать. Цели – нет.

Но давайте будем реалистами – на Олимпиаде в Рио шансов у Федерера не так уж много. По совокупности факторов. И молодые соперники (в частности Джокович, которому оооочень надо), и возраст, и давление непокоренной высоты, и давление точки невозврата в теннис – что дальше журналистам жаждущим определенности говорить? А еще это скорее всего будет грунт. В общем, если Федерер выиграет золото на Олимпиаде в Рио, то он любимчик богов, каких свет не видывал. Ну а если не выиграет? С этого боку расклад уже не кажется таким распрекрасным, no?

Только представьте, что Федерер живет теми же представлениями о времени, что и остальные, и действительно воспринимает Олимпиаду в Рио как некую точку невозврата. Тем самым он как бы не оставляет себе выбора. Будущего после Рио нет. Он бросает всего себя на достижение этой цели, и сил, как это часто бывает, хватает ровно дойти до нее. И он, допустим, проигрывает. Обидно и хотелось бы реабилитироваться, попробовать закончить на мажорной ноте еще раз, но сил идти дальше уже нету. Не таким я бы хотела видеть его конец. Поэтому бог с ней вообще с этой Олимпиадой.

Мы говорим о победе в Рио, потому что ничего лучше представить себе не можем, кажется, что лучше этого ничего и не может быть. Есть ли жизнь на Марсе? Есть ли жизнь после Рио? Мы уверены что нет. Большинство уверено, что жизнь закончится еще задолго до Рио. А мы типа большие оптимисты. И мы выделяем Федереру квоту до Рио, и это кажется очень щедрым авансом доверия ему с нашей стороны. Но какие бы широкие мы не устанавливали ему временные рамки, это все-таки рамки. Занавес, за который прежде всего нам самим заглядывать страшно. Не говорит ли в нас наша собственная ограниченность? Может, Федерер прав, когда предпочитает не загадывать, а дожить и своими глазами посмотреть, жизнь же богаче наших о ней представлений. Может, именно благодаря этому он будет играть еще до 40 лет. Может быть, Джокович, Надаль, Маррей уже уйдут, а Федерер все еще будет. Не устанавливая себе рамки, он не обрекает себя на то, чтобы вписаться в них.

Фото: Fotobank /Getty Images /Clive Rose, Clive Brunskill, Clive Brunskill; /Getty Images for USTA/Mike Stobe

+1
Написать комментарий
Реклама 18+