Кличко-Поветкин-деньги. История одного боя

Андрей Баздрев написал для журнала PROспорт текст, который поможет вам убить время до боя Александра Поветкина с Владимиром Кличко.

КОГДА мы говорим о боксе, эстетика — это все. Идеальный боксер, чемпион мира в супертяжелом весе должен внушать ужас, смешанный с восхищением. Ни Кличко, ни Поветкин не пугают публику, не живут как рок-звезды, не дают залихватские интервью, а их первая очная пресс-конференция в Москве, где они наконец встретились лицом к лицу, не вызывала ничего, кроме жалости. Неловкие вопросы — обтекаемые формулировки, никто не разглашал детали контракта, не стремился повеселить публику, а все собравшиеся словно не верили: неужели это и правда происходит?

Два лучших боксера-тяжеловеса, два олимпийских чемпиона, которые пять лет ждали, когда окажутся лицом к лицу... Еще раз пожали друг другу руки, придержали за локоть, отодвинули стулья и заглянули друг другу в глаза, пока зал полыхал вспышками фотокамер и переходящим в гул шепотом. Из глаз соперника на каждого из них уставилась холодным изучающим взглядом история. Каждый в глубине души вздрогнул, и промелькнула простая и несвоевременная мысль: «И как это я умудрился в такое ввязаться»...

В такие моменты обычно и задумываешься о том, как все начиналось.

Александр Поветкин, журнал PROспорт

2005-2006

КОГДА Александр Поветкин дебютировал на профессиональном ринге в 2005 году, почти год спустя после афинской Олимпиады, Владимир Кличко уже почти 10 лет как выступал — и в его карьере как раз заканчивался тяжелейший период. С братом Виталием они через суд освободились от контракта с Клаусом Петером Колем, младший из братьев не успел еще толком восстановиться после поражения от Корри Сандерса (жуткое, страшное, за два раунда, чистое убийство), как налетел на Леймона Брюстера и снова был нокаутирован. Возможно, дело и вправду было в плохо подобранных фармацевтических добавках, которые принес с собой новый тренер Эммануэль Стюард, но никто и ничего доказать не сумел. Количество сахара в крови Владимира в несколько раз превышало норму, анализы затем пропали, а прямо перед боем кто-то зарядил приличную сумму на Леймона Брюстера — да так, что все коэффициенты поплыли... Даже ФБР подключили к расследованию, которое, конечно, ничем не закончилось.

В итоге остались два поражения нокаутом и странные бои в промежутке, вроде боя с Фабио Моли, который и теперь считается фигурой полумифической, рассказывавшим о том, что вырубает наглухо быков, когда готовится к боям. Казалось, что Владимир Кличко все — кончился, иссяк, сдулся. Челюсть и голова всмятку, и светит ему в лучшем случае быть разбитым в первом же серьезном бою.

Это было странное время. В Питере еще совсем недавно тогдашний менеджер Валуева Олег Шалаев закинул утку о возможном поединке «русского гиганта» с Майком Тайсоном — и вот уже Николай работает с Доном Кингом и Зауэрландом одновременно и владеет чемпионским поясом по одной из версий. А Тайсон сгорает в наркотическом угаре или близок к этому. Брюстер после победы над Кличко уничтожен Сергеем Ляховичем. Султан Ибрагимов устроил драку на пресс-конференции с громилой Ленсом Уитакером и попутно отправил в нокаут промоутера боя, чем заслужил уважение того же Тайсона. А в Москве Роман Гринберг, боксер из Израиля, который родился в Молдове, а начал карьеру в Великобритании, давал пресс-конференции с женским стриптизом в какой-то гостинице. По всему казалось, что титулы вот, рядом, нужно только взять их, что для олимпийского чемпиона Поветкина не составит труда.

Поветкин подписал контракт с Зауэрландом и дебютировал в бою с Мухаммедом Али

За контракт с Поветкиным, по слухам, жестоко дрались британец Фрэнк Уоррен, Боб Арум, промоутер и по совместительству владелец нескольких публичных домов Клаус Петер Коль, а также Вилфрид Зауэрланд. Поветкин выбирал... Почти год. Советовался с Костей Цзю, Федерацией профессио-нального бокса России, множеством странных людей неопределенного рода занятий, которые всегда прибивались к именитым бойцам. В итоге договорился с Зауэрландом и дебютировал в бою с Мухаммедом Али — персонажем из Египта, который оказался чемпионом своей страны по боксу и ушу саньда.

Поветкин не то чтобы очень впечатлял. Он бросал многоударные комбинации, подавлял всех темпом и жесткостью, но даже на четыре раунда плотного боя кислорода у него не хватало. С телеэкрана бои совсем не впечатляли и не намекали на легкую дорогу к титулам и светлое будущее. Кличко между тем вышел на ринг против Сэмюэла Питера, который тогда был еще настоящим Нигерийским Кошмаром, и выиграл, собирая себя несколько раз с настила ринга. Возвращение состоялось. Он все еще выглядел очень уязвимым, но что-то изменилось. Стиль его начал меняться, какие-то неуловимые детали приходили и уходили — с того момента Кличко только набирал уверенность в себе, физическую мощь, которой и раньше был избыток. И все меньше пропускал, превращаясь в боксера, которого так многие любили ненавидеть. В те странные и забавные времена я не верил в Кличко. И не верил в Поветкина. Пока сам не увидел.

Организация боев в Санкт-Петербурге в те годы не была чем-то особо прибыльным. Москва только начинала свою экономическую экспансию на северо-запад, но антикварную мебель в каминах уже не жгли и уже не каждый проигранный матч «Зенита» заканчивался битыми витринами и разгромленными улицами в центре города. Рухнуло все внезапно, наша компания по организации боев влетела в крупный минус, и сделать с этим было уже решительно ничего нельзя. Страх погнал меня серым паскудным утром на улицу, я сел в подъехавший за мной автомобиль и поехал в Москву. Но оказался в Чехове.

— Поветкин, Поветкин сегодня тренируется, заедем?!

Александр Поветкин, журнал PROспорт

Мы большую часть вечера толкались по загородным шоссе и въехали на тренировочную базу «Голубой городок» в кромешной тьме. Зал был единственным источником света на много квадратных километров, кипел и бурлил. Я всегда легко адаптировался в любом обществе, в тренировочных залах я просто растворялся и сливался с занимающимися, включался в работу, если это того стоило, наблюдал и фиксировал. А в Чехове увидел что угодно, но не зал бокса, несмотря на все явные признаки — ринг, свет над рингом, снаряды, людей в боксерских перчатках и тренировочных костюмах... Бойцов было двое — Поветкин и экс-чемпион мира Альфред Коул. У ринга в броуновское движение было вовлечено не меньше сотни человек. Бритые затылки, кепки, кожаные куртки, у многих под одеждой угадывалось оружие, характерно сложенные руки, взгляды. Я подходил и здоровался, когда кто-то обращал слишком пристальное внимание, перекидывались парой слов — в основном про то, что происходило на ринге. Выделялись двое — тренер Валерий Белов и менеджер Владимир Хрюнов.

Никто доподлинно не знает, откуда и как Хрюнов взялся в российском боксе. Но все громкие бои последнего десятилетия и почти всех значимых боксеров в той или иной степени сделал он. Откуда-то из Белореченска, где он торговал компьютерами, он оказывался то в Москве, то в Манчестере, где Рикки Хаттон дрался с Костей Цзю, то где-то в Красноярске — а в конечном счете внезапно заехал в Подольск, получил предложение, от которого невозможно оказаться, и провел там бой Маскаева с Джулиусом Фрэнсисом. И продал его на Первый канал. А затем другие бои... «Чеховские», «подольские», «балашихинские» — они сделали ставку на Хрюнова и отдали ему Поветкина. Так все и началось.

«Чеховские», «подольские», «балашихинские» — они сделали ставку на Хрюнова и отдали ему Поветкина. Так все и началось

Альфред Коул ругался. Когда-то, еще в 90-е, он выступал раз в Москве, с годами у него все сильнее портился характер и организм вырабатывал слишком много желчи. А может, все дело в акклиматизации и еде. То и дело он накидывался на людей с требованием дать ему приличный гамбургер, прорывался на кухню ресторана, ругаясь с поваром, и пытался сам себе что-то приготовить — или просто пропадал из гостиницы без предупреждения. Однажды он прошел километров семь по Ленинскому проспекту в поисках «Макдоналдса». Его номер был забросан бумажными пакетами, свертками с уже остывшим фастфудом и одеждой. Каждую ночь он приводил новых женщин. А днем садился в машину и ехал в Чехов, где задавал жару Поветкину и Белову.

— Старик, ты же не тренер! Я лучший тренер! Иди отдохни!

И начинал разговаривать с Поветкиным, используя английские слова и жесты, которые российский боксер, как ни странно, понимал. Потом они на спор с Беловым тренировали детей, и когда Коул спор проиграл — он и тут выкрутился:

— Хорошо, ты лучший тренер для детей. А я — для взрослых!

Николай Павлинов радостно хлопал неслыханной наглости гостя. Это он оплачивал всю музыку пополам с Зауэрландом, всегда поил и кормил спарринг-партнеров, давал переводчиков, водил всех на хоккей — когда «Витязь» играл. Он живет рядом с Чеховом в огромной усадьбе, которая когда-то была пионерлагерем. Там псы, лошади, машины, кареты, егеря и прислуга. Говорят, Холифилд с трудом смог оттуда уехать. А Рой Джонс был напуган размахом ужинов и количеством спиртного и все спрашивал: «Это была мафия, да? Мафия?»

Александр Поветкин, журнал PROспорт

2007-2008

Тень Кличко еще не нависла над супертяжелым весом. Все веселились как могли, не ожидая беды. Маскаев взял и выиграл чемпионский пояс и решил защищать его в Москве. Султан Ибрагимов стал чемпионом мира. Валуев неожиданно отдал пояс Чагаеву. Сгоряча кто-то предложил провести бой Чагаев — Ибрагимов, и тут вдруг выяснилось (хотя все знали об этом давно), что у Чагаева гепатит. Начали говорить о том, что Чагаев теперь точно завершит карьеру, — но нет, он до сих пор дерется и даже выйдет на ринг 5 октября в андеркарде.

А Султан Ибрагимов дрался с Холифилдом. Где-то за неделю до боя Ибрагимов — Холифилд или, может, чуть раньше мы сидели в офисе на Новинском бульваре с диванами из крокодиловой кожи и дубовой мебелью и сдавали первый номер журнала о боксе, который захлебнулся спустя полтора года. Еды в целом здании не было, и мы шатались с этажа на этаж, выпрашивали что-нибудь поесть у местного персонала, иногда возвращаясь назад с добычей. Заваривали в чашках чай и овсяную кашу и работали дальше.

Кличко нокаутировал подряд Криса Берда, Келвина Брока, Леймона Брюстера в реванше и завершил сезон разочарований победой над Ибрагимовым. Бой прошел в полупустом «Мэдисон-сквер-гардене» и вошел в историю как самый тоскливый из всех, что там когда-либо проходили. Султан недополучил свою часть гонорара (Сулейман Керимов уже прекратил к тому моменту финансировать его бои), начал судиться с теми, кто втянул его во все это, поползли слухи, что в США женщина ждет от него ребенка, — и он завершил карьеру и вернулся в Дагестан.

Поветкин провел жутко странный бой с Ларри Дональдом, первый десятираундовый в своей карьере. К финальному раунду он был совсем нездорового цвета, едва дышал и словно сам не верил в свою победу. У Ларри Дональда словно бы и пульс не участился. Перед боем Хрюнов и представители Зауэрланда о чем-то долго переговаривались и торговались с Карлом Кингом, сыном Дона Кинга. Страшные подозрения терзали душу, и я спросил после боя тренера Дональда, почему он сам почти не бил и не шел вперед, как делал совсем недавно в тренировочном зале.

— Ну, это бокс, — уклончиво ответил Колин Морган и поспешил отойти подальше, когда на нас оглянулся младший Кинг.

Дональд затем будет все чаще и чаще возвращаться — на пару лет он станет основным спарринг-партнером Поветкина. Россиянин между тем стремительно двигался вверх по рейтингам и вышел на тот уровень, выше которого только чемпионы мира. Теперь большую часть времени занимали не тренировочные сборы, а переговоры, согласования, выбор оппонентов и просто ожидание титульного боя. Это давалось ему достаточно тяжело. Часто боксер после такого «маринования» теряет тонус, выпадает из цикла подготовки, оказывается измотан многочисленными сериями пресс-мероприятий и перед очередным боем вдруг сам обнаруживает, что уже не является той страшной силой, какой был еще год назад. Но Поветкин уже начинал видеть цель впереди себя. Руководство IBF объявило, что он станет частью отборочного турнира — победитель встретится с Кличко. Бои Поветкина с Эдди Чемберсом и Крисом Бердом показывают на HBO, и Сашу знакомят с Ленноксом Льюисом. В команде появляется специалист по физподготовке. И, видимо, повар. Он готовит странные травяные отвары и делает массаж. Но Поветкин прежний — он мало говорит, неохотно снимается и дает интервью.

В ГЕРМАНИИ предприняли последние отчаянные попытки сделать его ближе и интереснее для местной публики. Фотографировали его с Пэрис Хилтон и рассылали фото в Bild и прочие таблоиды. Заголовок — «Секретный ужин». А на пресс-конференцию Владимира Кличко и Тони Томпсона заявляются 25 топ-моделей в военной форме. В руках они несут российские флаги, а подходившим людям раздают водку, конфеты и футболки с надписью «Klitschko — I want you».

Все это безобразие прибыло к месту действия двухэтажным автобусом, на боковой части которого было огромное изображение Поветкина в мехах в окружении моделей и подпись «Alexander Povetkin, the next world champion».

2008-й был странным: Оскар Де Ла Хойя договоривался о бое с Мэнни Пакьяо, Олег Маскаев уже без титула дрался на Красной площади и вызывал на бой Виталия Кличко, а в Чехов приезжал президент IBF Мэриан Мухаммед. В то время мы все очень много размышляли о том, как важно дружить с главами санкционирующих организаций, чтобы получить титульный бой. Маскаев не дружил с Хосе Сулейманом, и потому ему так и не дали встретиться с Кличко. Еще, говорят, можно ограбить старушку на улице, и, если у тебя хорошие связи, после этого окажешься, скажем, в десятке рейтинга. Поветкин в рейтинге уже первый. В сентябре состоялся конкурс заявок на бой Поветкин — Кличко. Первый из трех.

— Я бегал всю свою жизнь по горам и по лесам, никогда не травмировал себе ноги. А перед боем с Кличко случилось

Выиграли тендер братья Кличко. Вилфрид Зауэрланд и не собирался им мешать. 25 процентов получает претендент, а 75 — чемпион. Немецкая компания не собиралась собственноручно обеспечивать Кличко один из самых крупных гонораров в карьере. Так что, когда Sauerland Event говорили, что бой стоит минимум 10–15 миллионов, они блефовали. Их блеф сыграл, К2 (компания братьев Кличко) поставила 13 млн и стала организатором боя. Начинается подготовка. Внезапно новость: «Поветкин травмировал ногу во время пробежки в лесу». Поединок переносится на год.

— Я бегал всю свою жизнь по горам и по лесам, никогда не травмировал себе ноги. А перед боем с Кличко случилось. Готовился как зверь, отлично тренирован был, по четыре спарринг-партнера каждый день со мной работали, менялись в ринге по очереди. Я был готов…

В это время в команде Поветкина уже происходят серьезные разногласия. Не все считают, что он готов, не все уверены, что игра с ним ведется честно, а тренер Валерий Белов, вынужденный пропускать все напряжение момента через себя, вдруг не выдерживает. То и дело он пропадает, начинаются проблемы со здоровьем, у него нет четкого понимания, что должен делать Поветкин, и кажется, что заставить своего ученика что-то делать в зале он тоже не может. Примириться с тем, как идут переговоры с Кличко, — тоже.

Когда он в очередной раз оказался в больнице, поставив под угрозу бой Лебедева, все заинтересованные стороны приходят к тому, что тренера нужно менять и нужен план под Кличко.

Александр Поветкин, журнал PROспорт

2009-2012

– НУ, КОГО ПРИВЕЗЕМ? — спрашивал Владимир Хрюнов. — Назима Ричардсона нельзя, он мусульманин, не поймут...

Фредди Роуч работал одновременно с полусотней боксеров, потому тоже отпадал. Бадди Макгирт себя дискредитировал. На самом деле выбор был большой, но решилось так, как решилось. «Тренер Тайсона» — магическое словосочетание, которое воздействует на психику. Ну и что, что Тедди Атлас тренировал Майка в начале 80-х, а затем чуть не застрелил.

 — Сила Тайсона была вовсе не в том, что он был быстрее, мощнее или хитрее своих соперников. Молодой Майк использовал слабости своих оппонентов — их дыры в защите, некрепкий подбородок, слабую работу вблизи или, наоборот, на дистанции, психику и нюансы восприятия. И это работало, — звучит над рингом негромкий чуть хриплый голос Атласа.

Тедди Атлас — это много всего. Белый расист с капризным и скверным характером — раз. Машина по воспроизведению философских изречений собственного сочинения — два. Комментатор на ESPN и до кучи голос в последней серии игры Fight Night — три. В-четвертых, тренировал нескольких танцоров балета, играл в кино и делал постановки боев. В-пятых, он просто человек, который знает бокс. Ничего хорошего ему это знание не принесло, надо сказать. Он работал с 17 боксерами совершенно разной степени звездности (и еще с олимпийской сборной Швеции). У меня в записной книжке уже несколько десятков страниц заполнено разговорами с Атласом.

К Поветкину Тедди сначала присматривался, присылал комментарии и заметки по тренировочным планам, а затем и приехал в Чехов. Спортзал закрывается изнутри, телефоны и люди с камерами не допускаются. Звучат над рингом лишь голоса тренера и боксера и дублирующий — переводчика.

— Главная сложность, когда собираешься драться с Кличко, — они в почете у телевидения, они на волне успеха, они диктуют условия. Выбирают нужных в текущий момент соперников, моделируют ситуации. Я в принципе поддерживаю вашу идею — драться с Кличко в России, только так можно значительную часть вопросов взять под контроль… Вот, смотри! Здесь он почти провалился — а соперник даже не попытался это использовать, — на экране крутится бой Кличко, и тренер перио-дически отматывает моменты назад и комментирует происходящее.

— Главная сложность, когда собираешься драться с Кличко, — они в почете у телевидения, они на волне успеха, они диктуют условия

Белов тренирует только Дениса Лебедева и чувствует себя покинутым и преданным. Однажды он приходит в зал шатающейся походкой и драматичным шепотом начинает общаться с Атласом. Тот не понимает ни слова, но обнимает его и как-то успокаивает. Все на глазах Поветкина.

Александр потерял отца, мир рушится на глазах, ему вообще нет дела до бокса, это только способ уйти от проблем и занять себя чем-то — и Атлас все пытается вести с ним длинные разговоры, которые ни к чему не приводят, они просто говорят на разных языках. Поветкин начинает больше читать. Однажды он рассказывает мне о теории, что царя Петра в Голландии во время поездки подменили и вернулся совсем другой человек. Временами мне кажется, что где-то подменили Поветкина и вернули кого-то не того.

На экраны выходит фильм «Каменная Башка» с Валуевым. «Боли нет, ее придумывают, чтобы боялись. Я точно знаю», — есть там такая фраза. Валуев побитым медведем бредет на заплетающихся ногах по подворотням. Он повадками старого, покинутого всеми пса через силу хлебает жидкую кашицу на кухне. Он растворяется в атмосфере, в окружающем воздухе, он сам превращается в капюшон, под которым нет ничего, кроме страшной тени.

На ринг после перерыва в четыре года возвращается Виталий Кличко. Он правильно питается и тренируется. Соперник — Сэмюэл Питер. Это бой ради момента, ради возможности сказать «братья Кличко — чемпионы мира», заявить на весь мир об исполнении давней мечты. Они это сделали.

А что Поветкин? Вот уже года полтора, с тех пор как стало известно, что «сезон охоты на Кличко» отец и сын Зауэрланды объявили открытым, происходит следующее. На тренировках Поветкин работает через джеб, действует уклонами, хитрит и финтит… А затем проводит не слишком убедительный для публики бой с невысоким и некрупным супертяжем, без вариантов побеждает, не показывает ничего, что народ бы вдохновляло, и мы слышим надоевшее уже «рано», «мелковат», «безударен»…

— Он подойдет и ударит, один раз, — втолковываю я Хрюнову. — Но он жутко медленно стартует. Он пропустит, и из из него выбьют все желание еще до того, как он сблизится.

Пугает неожиданная жесткость ударов Кличко. Раньше они этим не славились, били сильно, но удары не оставляли таких повреждений. От одного плотно попавшего левого хука (это далеко не сильнейший удар украинца) у Рахмана опух глаз. Перчатки Grant на руках Кличко-младшего в иные моменты боя больше напоминают голову Холифилда — такие же твердые и опасные.

После какого-то из боев кто-то крадет перчатку Кличко. Она жестче и совсем не похожа на фирменные образцы. В Grant, где их делают вроде бы из оленьей кожи, напрочь отказываются комментировать. Немецкая комиссия дружит с К2.

Братья Кличко приехали с пресс-конференцией в Москву, вывалили на стол все завоеванные семьей пояса и рассказали, как разыграли, кто будет драться с Хэем, подбросив монетку. Уже второй бой Кличко выходит в майке «Привит и здоров». В здоровье его никто не сомневается, но прививки вызывают неподдельный интерес. Возвращение Виталия в США умудряются использовать против него самого. Росс Гринберг из HBO Sports заявил:

После какого-то из боев кто-то крадет перчатку Кличко. Она жестче и совсем не похожа на фирменные образцы

— Одно время Владимир хорошо поработал над своим присутствием на американском ТВ, стал узнаваемым, мы сделали прорыв в этом направлении. Но затем вернулся в бокс Виталий Кличко, и публика вновь начала их путать. Это смутило наших зрителей, людям тяжело их различать.

Это он так объяснил, почему Кличко нет на топовом американском ТВ.

Поветкин продал мотоцикл, больше не прыгает с парашютом. Весной уничтожает Хавьера Мору, летом дерется в Чехове с Теке Орухом, нигерийцем, который работает в Вегасе садовником, а затем травмирует руку в бою с Николаем Фиртой. Параллельно в очередной раз срывается бой с Кличко — стороны никак не могут разрешить спорные моменты. Кличко отказывается платить за билеты и гостиницы, хочет штрафовать Поветкина за пропущенные пресс-мероприятия, настаивает на своих перчатках, которые Поветкин получит только непосредственно перед боем.

Кристиан Майер, коммерческий директор Sauerland Event, готов «хоть прямо сейчас выпустить Поветкина на одного Кличко, а Валуева на другого». Российская сторона требует защитить свои интересы. Поветкин тренируется в Нью-Джерси с Тедди Атласом. Атлас считает, что Поветкин еще не готов к бою. Хрюнов считает, что в таком виде контракт нельзя подписывать. О чем думает Поветкин — неизвестно, когда К2 назначили пресс-конференцию, на ней не появились ни Поветкин, ни Атлас, ни Зауэрланд. Поветкин простудился и не может лететь. Sauerland Event в полном составе в отпуске. Атлас говорит о заговоре промоутеров, которым плевать на бойцов. На пресс-конференции Владимир Кличко приносит картонную фигуру, изображающую Поветкина, и подрисовывает ему синяк под глазом. Поговаривают, что Поветкин может выйти против Хэя, который продолжает везде появляться в футболке, где изображены обезглавленные братья-украинцы.

— Интересно, им приятно было наблюдать себя, когда им бошки отрубили нах? Дурацкие выходки. Мне это не нужно, сто процентов. Они шоумены, а я нет. У них свой стиль работы промоутерской компании, создают ажиотаж, славу определенную, здесь всем заплатили, чтобы написали, что я испугался. Писали мне: «Беги от тренера, от этой команды!» — злится Поветкин, хоть и не подает виду. Вот теперь он настоящий.

Люди из команды экс-чемпиона Султана Ибрагимова появляются в зале Поветкина. Поговаривают, что ему нужно менять и тренера, и менеджера. И промоутера.

— Интересно, им приятно было наблюдать себя, когда им бошки отрубили нах?

Мне не нравится мнение Саши по целому ряду вопросов, его футболки и татуировки националистической направленности, его последние соперники, которых выбирают Атлас и Зауэрланд. Но когда федерация предлагает ему поменять команду, он делает ос–нан-ный выбор: отказывается. В это время ситуация накаляется все больше. С Поветкиным хотят драться Сэм Питер, Адамек, Рахман — Атлас отметает все кандидатуры: слишком опасно. Правда в том, что он испытывает Поветкина:

— Вот если бы он сам сказал: «Я хочу драться с Кличко. Я хочу Рахмана», — я как тренер не стал бы его отговаривать. Это бесценный опыт, это его настрой, мотивация.

— А если момент упущен и он никогда не будет готов так сказать?

— Тогда я не знаю, что я здесь делаю!

В апреле 2010-го истекает срок для проведения добровольных переговоров между Кличко и Поветкиным. Советник Кличко Шелли Финкель в последний момент отменил в США встречу с Кристианом Майером, так что диалог сразу не заладился. А затем Владимир Хрюнов начал требовать, чтобы Кличко проходил допинг-тесты по олимпийской системе. Команда Поветкина проводит в Москве «антидопинговую» пресс-конференцию.

— Лично я не сомневаюсь в том, что Владимир Кличко не принимает ничего запрещенного и на его подготовку к боям не влияет ничего, кроме грамотно построенного тренировочного процесса и горного воздуха того местечка, где он тренируется, — широко улыбается Владимир Хрюнов. Иронию не оценили присутствовавшие в зале украинские журналисты, что было затем списано на «разницу в менталитете».

В это самое время WBC, IBF и WBA проводили в Мексике конференцию по вопросам того, как сделать бокс популярнее, нужен ли новый допинг-контроль и не стоит ли выделить еще один супертяжелый вес, разделить категорию. Но они даже не смогли договориться о том, звать ли на конференцию WBO, четвертую организацию.

— Разногласия оказались настолько велики, что прийти к компромиссу не представляется возможным, — констатировали на специальном заседании в IBF. И самое ужасное для многих из нас в том, что два олимпийских чемпиона, они же — действующий чемпион мира и официальный претендент, даже не попытались договориться и сгладить противоречия.

ОЧЕНЬ может быть, что Владимир Кличко сегодня — это лучшее, на что способен бокс. Он собран и расчетлив, феноменально быстр, физически силен, временами даже брутален. Но и его можно побить. В декабре Владимир Кличко работал на лапах, пробил «двойку» — и порвал себе живот. Разрыв мышцы, внутреннее кровотечение, и в ярости Дерек Чисора, которого ради этого боя даже не стали сажать в тюрьму.

ОЧЕНЬ может быть, что Владимир Кличко сегодня — это лучшее, на что способен бокс. Он собран и расчетлив, феноменально быстр, физически силен, временами даже брутален. Но и его можно побить

По-настоящему крутые ребята даже к серьезным боям не всегда готовились соответствующим образом. Леннокс Льюис гулял по Африке, Тайсон пил в Японии и шатался по клубам перед боем, а в США набивал себе татуировки, заворачивая косячок. Они были уязвимы, они страдали, они вызывали сочувствие. Это были герои вопреки. У любого должны быть недостатки. Кличко всегда был идеально готов, атлетичен и быстр, у него всегда был план, который работал... Но никто не тренируется за три дня до боя, и уж точно разрыв мышц живота — не самая распространенная травма. Спустя месяц, впрочем, Владимир играет в гольф и снимается в кино. Где-то в то же время в СМИ вбрасывают фотографии его с новой подружкой — актрисой Хайден Панеттьери. Пару редко видят вместе, да и живут они, похоже, раздельно. Снова начинаются разговоры. В зале Поветкина радостно шутят о нетрадиционной сексуальной ориентации Кличко.

Бой Владимира с Дэвидом Хэем отменяли, переносили. Потом задержали начало из-за дождя... Дэвид Хэй выиграл несколько раундов, в половине смотрелся по-настоящему хорошо, но в какой-то момент перестал бросаться вперед с ударами, а Кличко так и не подставился. Потом в «Твиттере» Хэй выложит фотографии окровавленного пальца ноги, травмированного в бою. Всем вдруг становится смешно.

А Владимиру больше не с кем драться. WBA объявляет его суперчемпионом, и обычный титул оказывается вакантным. Его разыгрывают Поветкин и Чагаев. Тяжелый бой, много пропущенных ударов, много напряжения, много эмоций, Тедди Атлас срывает голос в углу, Поветкин после боя поднимает над головой фотографию своего отца, которому обещал чемпионский пояс. Затем двигается постепенно к выходу с арены, через толпу соотечественников, родственников и друзей, выстроившихся бесконечным коридором. Заглядывают в глаза, тихо улыбаются, кричат пьяными голосами «Саша, фото!», странное «Молодец, все равно чемпион!» и «Победил!»... Это был последний чемпион в карьере Тедди Атласа.

Сейчас уже трудно разобраться, в какой момент все стали сходить с ума. И Поветкин устал от многочасовых разговоров вместо тренировок, и Хрюнов — от бесконечных претензий Атласа, который давил на него и требовал все больше и больше контроля в свои руки. Из тренера, наемного работника, он все больше превращался в деспота и тирана, да и многие винили именно его в том, что не состоялся со второй попытки бой с Кличко. Тедди ушел. Со скандалом, пригрозив судом, и напоследок высказал Поветкину, что он слишком мягок, недостаточно мотивирован и скоро еще обо всем пожалеет.

Не то чтобы Тедди был сильно неправ... Но поводом для разрыва стало его требование провести сбор в США, что было верхом безумия для подготовки к бою в Германии. Терять кучу времени на адаптацию и дважды страдать от акклиматизации вместо полноценной подготовки в Европе? На том и порешили.

Поветкина по очереди тренировали то Костя Цзю, то Александр Зимин. Погруженный в себя, он забыл привести себя в форму перед боем с Хуком, а затем еще и заболел. Босниец Марко Хук, даже не тяжеловес, имеющий давние счеты с Лебедевым, которого победил спорным решением судей, встал с Поветкиным лицом к лицу — и начал с ним разговаривать. По-русски:

— Ты боишься, да? Боишься?

На взвешивании все увидели новую татуировку Поветкина. К трезубцу на запястье добавились четыре соединившихся языка пламени на бицепсе — «квадрат Сварога». Вместо распятия на груди у него висел топор.

Потом был жуткий бой, где Марко нарушал правила, не обращал внимания на пропущенные удары и забрасывал Поветкина ответными, а россиянин застывал на средней дистанции без движения, подставлял под удар почки и затылок и совсем забыл про план на бой. Зимин в углу требовал больше ударов, спрашивал, «кто здесь чемпион», а Поветкин все смотрел на Хука с кровью, капающей изо рта, и все ждал, когда немец сам сбавит обороты, наткнется на удар, остановится и упадет. Хук не падал. Поветкин ценой невероятных усилий сохранил титул.

К бою с Хасимом Рахманом Поветкина готовил уже Костя Цзю. Два раунда.

Мы смотрели на Поветкина и понимали, что машина времени существует и реально работает — она перенесла нас на три года назад, когда Русский Витязь выиграл отборочный турнир и впервые всерьез начались переговоры с К2. Не было еще ни травмы, ни Тедди Атласа, и мир казался немного другим, более добрым и полным надежд. Все вдруг поняли, что все вернулось на свои места. И всем опять нужен ТОТ САМЫЙ БОЙ.

Мы тогда разговорились в тренировочном зале, и Саша опять начал немного заводиться — сердился при одном упоминании имени Кличко.

— Может, и не нужно боя? Пока не разрешится ситуация с Кличко, — спрашивал я...

— А когда она разрешится? Сколько ждать еще? Я не могу сидеть больше без боев.

— И смириться с тем, что боя с Кличко не будет?

— Все просто. У Кличко команда сейчас сильнее, чем у меня. Поэтому когда ОНИ решат провести этот бой, тогда он и состоится.

2013

ЧТО происходило в это время в команде Поветкина, никто и не узнает. После боя с Рахманом он почти не разговаривал со своим менеджером, Лебедев вел себя еще более враждебно. Поговаривали, что Хрюнова «поменяют», но кто и на кого — было непонятно. Той зимой Владимир Хрюнов проходил несколько месяцев на костылях. Приходил на них на эфиры, деловые встречи, летал в Панаму, где встречался с Доном Кингом и руководством WBA... В это время на поле уже появился новый сильный игрок.

Имя Андрея Рябинского я услышал летом 2012 года, он интересовался делами в Федерации профессионального бокса, осторожно собирал информацию. Осенью его уже представили как нового вице-президента, а на ринге во время одного из боксерских шоу появился логотип группы компаний МИЦ, которую и возглавлял Андрей.

— Я не буду вмешиваться, он хочет напрямую работать с Поветкиным и Лебедевым, — делился Хрюнов.

— Но ты их потеряешь...

— Я и так их теряю, они не здороваются со мной, не разговаривают.

Затем в Россию прибыл Дон Кинг. Лебедев получил то, что хотел, — бой с Гильермо Джонсом. Некоторым следует опасаться своих желаний: Джонс в жестоком бою остановил Лебедева, хотя и попался потом на фуросемиде. А Хрюнов и Рябинский отправились в Панаму, где выиграли конкурс заявок на бой Кличко — Поветкин. Кличко предлагали за бой 7 млн, а Зауэрланд — 6. Рябинский подписал чек на $23 233 330.

Абсолютно нелогичные, космические и безумные деньги, которые все и предопределили. Кличко взял тайм-аут. Разделался с Пианетой, посмотрел, как Поветкин уничтожил очередного оппонента, а затем весь июнь и июль они улаживали разногласия. Мы так и не узнаем, что они решили с допинг-контролем, перчатками, контрольной комиссией. Но контракт был подписан.

Абсолютно нелогичные, космические и безумные деньги, которые все и предопределили

Владимир Кличко без Эммануэля Стюарда, который скончался прошлой осенью, но с давним другом последнего Джонатоном Бэнксом и братом в своем углу будет в гораздо более привычном состоянии, ему нужно будет только делать то, что он делал всегда. По-видимому, он пребывает в хорошем настроении, обменивается твитами с Шварценеггером, даже сменил трек для выхода к рингу с RHCP на песню украинской группы.

А Поветкин остался один.

Он сам этого хотел. Записал видеообращение, где уведомил всех, что теперь Владимир Хрюнов не имеет отношения к его карьере — «слишком много говорил и мало делал». Затем откуда-то взялась утка о том, что тренировать его будет Фредди Роуч. Роуч поначалу не отказывался, но потом выяснилось, что ехать в Москву он никак не может, и команда Поветкина начала говорить что-то невнятное о коллективе тренеров, штабе, который возглавит Зимин.

Истории о том, как Атлас наставлял ружье на Тайсона, на самом деле сильно напоминают истории, как Вернер Херцог угрожал убить Клауса Кински, если он уйдет со съемочной площадки «Агирре...», но было в этих историях что-то настоящее, неподдельное — этот самый дух старой школы, которого всегда не хватало Поветкину и вообще тяжеловесам. Атлас мог приходить на пресс-конференцию, сжимая в кулаке колбаску монет или связку ключей — чтобы удар в случае потасовки был тяжелее. С ним боксер мог чувствовать себя уверенно, знать, что он защищен.

Но 5 октября на ринге в Москве никто не сможет чувствовать себя в безопасности. Это главное, что нам следует знать. И у каждого мысль: «И как это я умудрился в такое ввязаться».

Теперь уже и не важно, как закончится бой. Все равно они связаны. Эта история не Кличко и не Поветкина. Не их противостояния. И не жизни боксера.

Если выиграет Поветкин — это история о том, как результат предоп-ределили деньги. Деньги дали победу на конкурсе заявок, дали контроль, дали шанс. А если победит Кличко — это история о том, как $23 млн свалили в кучу, облили бензином и подожгли.

Я бы лучше сжег все чемпионские пояса. Их слишком много на двоих. Чемпион должен быть один.

Клич Коли – архивное интервью Николая Валуева о том, как у него не получилось подраться с Кличко.

«Засунул руку под футболку, нащупал под кожей лезвие ножа» - история одного из русских пионеров MMA Игоря Зиновьева.

Сильная борода. История бездомного бойца

Куда ведет Пастух - Родион Пастух недавно слегка порезался, в связи с чем появились заголовки: «Чемпиона мира по боксу чуть не зарезали в Екатеринбурге». О том, какой это чемпион мира, мы писали еще давно.

Разрешите вас перебить - архивный репортаж о нашей поездке в гости к Федору Емельяненко.

Ибрагим Ибрагимов: «Если бы знал, что дадут пожизненное, я бы и судью там...» - дисквалифицированный дагестанский боец в интервью PROспорт, кажется, полностью раскаялся в том, что не ударил судью.

Александр Шлеменко: «Моя страна тонет в алкоголе – поэтому я так часто говорю на эту тему» - интервью самого успешного действующего русского бойца.

+10
Написать комментарий

Еще по теме

Реклама 18+