Только реванши, только хардкор. Почему Лебедев должен отомстить Джонсу

Гильермо Джонс провалил допинг-тест, и теперь его победа над Денисом Лебедевым должна быть аннулирована. Андрей Баздрев предлагает российскому боксеру свой план действий в этой ситуации.

Итак, прошло чуть больше двух месяцев, и мы снова возвращаемся к тому самому бою. Денис Лебедев вернулся в Москву из Киргизии, где участвовал в тренировочных сборах с Александром Поветкиным, и сообщил мне, что я своими последними статьями сильно его расстроил. Его (бывший?) тренер Костя Цзю сфотографировался с Сашей Грей, обвинил всех в предвзятости и некомпетентности и куда-то исчез – с Поветкиным и Лебедевым он в Киргизию не поехал, и боксеров тренировал Александр Зимин. А бывший (это уже точно) менеджер обоих Владимир Хрюнов осторожно крадется по Панаме в большой машине с затемненными стеклами, а вдогонку ему слышны крики и взвизгивания Дона Кинга. Хрюнов все же довел дело до конца, обнаружил в допинг-пробах Гильермо Джонса фуросемид и запустил сложную процедуру по аннулированию результата боя и возвращению титула Лебедеву. 

Фото: блог «Спортивные фотографии»

«Ну ты понимаешь, что история с этим боем не закончена», – говорил я Денису, когда мы общались полтора месяца назад... Денис наверное и не хотел до конца в это верить. 

Гильермо «Убей туловище, и голова сама умрет» Джонс. Гильермо «вздувшиеся вены» Джонс. Гильермо «дряблые мышцы» Джонс. Проба «А» оказалась положительной, и он теперь может потребовать вскрытия пробы «Б», но это не имеет никакого значения. Фуросемид – это диуретик, мочегонное. 40-летний боец, весящий между боями крепко за сотню, дравшийся уже не раз с супертяжами, и выступающий в среднем раз в два года, как оказалось, решил не терять пояс на весах и любой ценой захотел вписаться в вес. 

Диуретики нужны были Джонсу, чтобы влезть в первый тяжелый вес

Бойцов ловят на куда более опасных препаратах и веществах. На марихуане и кокаине, на лошадиных анаболиках, на тестостероне или эритропоэтине. Далеко не все они дают реальное преимущество в бою. Далеко не всегда их использование можно мотивировать и объяснить. Когда Шейн Мозли сел на препараты BALCO, это явно было от неуверенности в себе. Когда на «опасных веществах» попадался Рой Джонс, это была маниакальная тяга к контролю – он знал, что его соперники захотят использовать малейший шанс, он не мог позволить себе выглядеть уязвимым. Холифилд был старым и больным человеком почти всю свою карьеру, с начала 90х, его нетрудно оправдать. Вот Антонио Тарверу действительно стыдно, он так и не вернулся после ничьей (незаслуженной) и дисквалификации (заслуженной) в бою с Латифом Кайоде. Те запрещенные и, явно, смертельно опасные отравляющие препараты плохо влияли на самого Тарвера, потому что, судя по обвисшим бокам чемпиона и темпу боя в 3 удара за раунд, они точно не улучшали его физическую форму и боевые качества. Мог ли Ламонт Питерсон победить Амира Хана без синтетического тестостерона? Зачем Эрику Моралесу есть мексиканское мясо с кленбутеролом? Какую такую безмерную пустоту внутри себя пытался заполнить Ларри Олубамиво, употреблявший человеческий гормон роста, эритропоэтин, стероиды – всего около 13 видов запрещенных веществ...

В случае с Гильермо Джонсом все очень просто. Диуретики нужны были ему, чтобы влезть в первый тяжелый вес. Еще их используют для того, чтобы скрыть, вывести из организма следы употребления допинга, но здесь явно не тот случай. 

Гильермо победил не сверхсилой, сверхскоростью или выносливостью, а просто за счет того, что лучше понимал происходящее в ринге, а Лебедев только пытался его сломать, физически, делая ВСЕ совершенно неправильно. В теории, Джонс мог есть таблетки горстями, колоть себе в задницу инъекции, курить марихуану днями – и все равно бы бой выглядел именно так, как он выглядел, и результат скорее всего был бы прежним. Единственное, что могло бы изменить ситуацию – это если бы у Лебедева было в бою ДВА глаза. Но это вопрос к команде Дениса – к тем, кто фотографируется с Сашей Грэй и тренируется носить факел с Олимпийским огнем вместо того, чтобы заниматься реальной работой.

О последствиях отмены результата этого боя мы уже говорили. За фуросемид не дисквалифицируют на срок больше, чем 6 месяцев. С момента боя. Это если проба «Б» тоже окажется положительной. Надеюсь, ее не будут вскрывать еще следующие 2-3 месяца. Есть же пределы хранения... А Лебедеву нужен новый план. Он есть у меня, но его команде, боюсь, он не понравится. 

За такое поражение нужно мстить особенно жестоко

Лебедеву титул, скорее всего, не вернут. Вероятнее всего, пояс объявят вакантным, а Лебедева – первым из претендентов. #2 сейчас – Павел Колодзей, поляк по прозвищу «Броня». А вот дальше – взять бы реванш у Гильермо Джонса. С точки зрения боксерского бизнеса это не особенно оправдано, но по понятиям иначе поступить нельзя. За такое поражение нужно мстить особенно жестоко. Боксер должен хотеть отыграться, ответить на все вопросы, довести до конца все незаконченные дела. Кинг, конечно, взвинтит ценник на своего экс-чемпиона раза в два-три... поэтому пока идут переговоры, можно дать реванш Алексееву. Или Рою Джонсу, если тот не влетит нокаутом Куинтону Джексону на осеннем шоу в Bellator. Рой давно просил. И уже пора будет СНОВА драться с Марко Хуком или мстить Кшиштофу Влодарчику за ВТОРУЮ победу нокаутом над Чахкиевым. 

К тому моменту Гильермо Джонс уже не сможет выйти на ринг без помощи костылей. Дон Кинг, потеряв последнего из чемпионов, получит удар и внезапно окажется в инвалидном кресле, сломленный, потерявший дар речи и способность передвигаться без помощи колес (многих это, конечно, порадует, но на самом деле я ему такого не желаю), и только будет общаться с внешним миром, позванивая в колокольчик и делая страшные глаза, как ненавидящий все живое Гектор Саламанка. И вот тогда для Лебедева и Джонса наступит момент расплаты.

Настало время пойти «во все тяжкие». Только реванши, только хардкор. 

0
Написать комментарий

Еще по теме

Реклама 18+