Не злите канадских сутенеров. Как Чед Доусон вылетел из боксерской элиты

Алексей Сукачев о главной сенсации этого лета в боксе — сокрушительном поражении чемпиона мира WBC Чэда Доусона от престарелого уголовника из Квебека.

Адонис Стивенсон, хотя и назвался «Суперменом», таковым не является, даже если вы поверили в это за те полторы минуты, которые он потратил на Чэда Доусона. И вовсе не потому, что супермены не обижают женщин — надо будет, еще и не так обидят — а потому, что этот поединок был создан для него. Немудрено выиграть бой, когда все складывается наилучшим для тебя образом, а раненого (если не убитого) льва приносят тебе на здоровенном блюде с синей, как морская пучина, каймой.

Чего не хотелось бы делать, так это подводить под поражение экс-чемпиона мира (теперь) какую-либо суровую научную базу. Соблазн, конечно, есть — кто бы спорил — но это будет неправильно. Вы ведь не используете всю мощь дифференциальной геометрии и топологии n-мерного пространства при доказательстве теоремы Пифагора, верно? И не берете ипотеку в Bank of New York, чтобы оплатить строительство сарая у себя на даче под Кубинкой. Вот и здесь не надо.

Поражение Доусона, которое ознаменовало его конец (во всяком случае на ближайшее время, но, скорее, навсегда) не только как чемпиона мира, но и как элитного бойца, случайным, конечно, не было. Но это был очень конкретный поединок, простой для анализа как до его проведения, так и после. Все просто: адский панчер против неплохого, но сдувшегося технаря, который волею судеб обладал зеленым поясом чемпиона мира.

Меня удивило, конечно, что на Стивенсона ставило так мало людей из числа тренеров и экспертов. Например, в опросе портала BoxingScene я оказался единственным из 8-ми респондентов, кто предсказал победу Адониса нокаутом. Это странно, ведь, несмотря на статус фаворита — нарочито (даже излишне) явный статус — Доусон был очень, вызывающе уязвим.

То, что он держит неважно, мы убедились еще в его самом первом чемпионском бою с Томашем Адамеком, когда победить ему помогло лишь везение и то самое мастерство, которое от него потом лишь уходило. Дальше были два боя, о которых мы не будем вспоминать, а потом четыре поединка, занявшие Чэда на добрых два года — два против Тарвера и два против Джонсона. И Тарвер, и Джонсон могут бить... Роя Джонса. Но вообще они не запредельные нокаутеры (как Стивенсон), да и возраст все же. В общем Доусон, если говорить прямо, со времен Адамека дрался только против одного записного головореза — и это не Берни Хопкинс, удобный Доусону стилистически и возрастом — а Адриан Дьякону. Но румын оказался слишком прост для Чэда — возможно, даже ограниченный в своих боксерских навыках кикбоксер Денис Грачев — был бы для него опаснее. Ну, а потом был бой с Уордом, который в общем-то и мухи не обидит, а о Доусона просто вытер ноги. За двадцать лет до Уорда, Джеймс Тони также прошелся по чемпиону IBF «Принцу» Чарльзу Уильямсу, который ради этого спустился из полутяжелого в суперсредний вес. И Уильямс с тх пор уже никогда не был прежним...

Я все к тому, что прозвище Доусона – «Плохой» (Bad) — совершило свое второе превращение. Первое произошло еще в чередине 00-х, когда Доусон остановил очень склизкого и неприятного бегунка Иана Гарднера (кто видел раннего Джуниора Уиттера, то поймет о чем идет речь), который когда-то дал абсолютно равный поединок Артуру Абрахаму, но слишком часто (и беспричинно) падал. Тогда Bad из просто созвучия с именем превратилось в отображение его боксерских качеств. После Уорда оно превратилось в отражение его текущего состояния.

Если кто и был плохим, то это уроженец Гаити с фамилией другого, великого островного боксера. Стивенсон вырос, как он сам подтверждает, в очень плохих местах. Но это, скорее всего, гипербола — просто человек он непростой. Да и поддался он окружению среды, почему-то кажется, не вопреки собственной воли. Он был в банде сутенеров, этот Адонис, и на заре своей любительской карьеры даже отсидел срок в тюрьме. Что делал? Бил женщин, угрожал им, продавал их потребителям соответствующих услуг — иными словами, стандартный набор. А потом пошел в бокс. И, в отличие от Давида Костецкого, у него пошло.

В профи Стивенсон рванул, когда ему исполнилось 29 лет — сейчас так можно. И сразу стало ясно, что с таким природным талантищем — да, далеко пойдет. Сначала ему ставили прицел (динамита уже хватало), а потом осталось только бить. Стивенсон проходил доводку в зале Kronk у покойного Эмануэля Стюарда, менял промоутеров, зачем-то разменяв родных канадцев из группы Ивона Мишеля на Лу ДиБеллу, затем по собственной дурости влетел Дарнеллу Буну и был выкинут ДиБеллой на помойку: с сутенером по-сутенерски обошелся тот еще сутенер.

Между тем, Дарнелл Бун, даром у него отрицательный рекорд, это не абы кто. Против Исмаила Силлаха я бы его не выпустил точно. Бун когда-то валял Андре Уорда, сотворил несколько сенсаций, а из последнего — дал Сергею Ковалеву самый тяжелый бой в его карьере: Ковалеву даже реванш пришлось проводить, чтобы убрать все сомнения в своем превосходстве (их первый бой закончился разделенным решением в пользу Сергея, который потом признавал, что так близко к пределу своих жизненных возможностей он еше ни разу не был). Реваншировался и Стивенсон — этим мартом — а в промежуток вместил множество тяжелых нокаутов. И это были нокауты яркие и стильные — и против сильных бойцов второго эшелона: того же Дона Джорджа, например, который нокаутировал в первом раунде будущего противника Ковалева Корнелиуса Уайта, или Ноэ Алькобы, на равных отодравшегося со Штурмом.

Многих смущало, что Стивенсон полез наверх. Но ведь и Доусон для полутяжа смотрелся как-то хрупко, а Адонис — полутяж-то как раз природный. Тем не менее, у Доусона были бы шансы на победу в любом случае — но только, если бы он подошел к этому бою в идеальной форме и хорошем тонусе. Совпадения и того, и другого от этого раздолбая ожидать не приходилось. Кстати, Чэд вовсе не безвольный валенок. Нет, он как раз-таки вполне себе волевой (как показали его бои с Адамеком и Хопкинсом), но просто раздолбай, а теперь и пробитый к тому же. Факир был пьян, а вот Стивенсон — нет.

Весь поединок уложился в одну минуту и обсуждать здесь особо нечего. Остановка была совершенно по делу: Доусона ожидала, в противном случае, лишь поездка на карете скорой помощи. Плюс ко всему, рефери Майкл Гриффин предупреждал перед боем, что если кто-то окажется в нокдауне, то этому кому-то надо поднять руки, показав, что он может их держать. Доусон этого не сделал.

В перспективы Стивенсона я не верю, хотя Лучана Буте он должен проходить также как и Доусона. С Паскалем будет хуже. Боюсь, что проиграет он и Хопкинсу с Клаудом, и, может быть, даже Нэйтэну Клеверли. Что до Фроча, Кесслера и Уорда — они выдержат его удары или просто не дадут ему их нанести. И, помните, Стивенсон сам держит не лучше всех. Впрочем, сейчас это все неважно: Короля зовут Адонис, и сегодня Квебек гуляет по стрип-барам и борделям – в честь нового чемпиона мира.

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ

Артур Бетербиев дебютировал красиво, но не дал забыть о своих проблемах с защитой. А Расс Абнер — явно не лучший тренер для разрешения этих проблем. Не верите — посмотрите бой Давида Лемье из того же вечера: все проблемы остались, и это было видно даже в том бою, в котором он победил КО 1...

… Марко Хук показал свой едва ли не лучший бокс за последний год с небольшим, но все равно мог пролететь Оле Афолаби. У меня вышло 115-113 в его пользу, но Марко повезло, что на дворе не 80-й год и 15-раундовые бои. Афолаби же слишком много спит (в ринге) и мало дерется: раскочегарился он только к последней трети поединка...

… Тем, кому интересно: новая серия 17-ти мгновений должна выйти (если все пойдет по плану) в конце месяца. Я и сам ее с нетерпением жду.

+1
Написать комментарий

Еще по теме

Реклама 18+