Нельзя амнистировать душу. Почему Митч Капчак не повторит «ошибку имени Дерека Фишера»

Давайте на чистоту. Если мы реально были бы честны друг с другом и вольны были реагировать по своему усмотрению, планета Земля давно была бы очищена от существа, которое некоторые классифицируют как homo sapiens, а другие – как нечто духовно-материальное. Но общество (не только современное) построено таким образом, что выжить в нем нельзя, только перемочив всех остальных. Это нонсенс, на планете 7 миллиардов, одна душенка в таких масштабах просто невидима, если конечно вы не физик-ядерщик-социофоб, знающий способ разнести целую планету. А раз на правде далеко не уедешь, да и вообще ее котировки на социальных биржах многих веков и тысячелетий были предельно низки, то в обществе всегда считалось обычной практикой лгать, обманывать, одним словом заниматься обычными вещами.

Но вот здесь и проявляется многогранная человеческая сущность – выживать надо, а в открытую лгать как-то стыдно. Консенсус был найден еще за тысячи лет до нашего появления на свет, и свелось все это к одной довольно занятной вещи – этике. Копать глубоко не будем (и так начали лихо), суть-то как всегда на поверхности, да не каждый ее подберет. Этика, правила поведения в обществе, да и в целом на первый взгляд эффективное взаимодействие его членов – не что иное, как фарс, или другими словами «полуложь – полуправда». Где, по сути, нет ни чистой правды, ни чистой лжи, что в разы омерзительней. Как это работает, объяснять никому не надо – примеров за один день у каждого из читателей наберется масса. По различным причинам, даже в случае вашей правоты вы не сможете ей оперировать , не сможете высказать, что-то начальнику, более сильному оппоненту, и даже близкому коллеге по работе, потому что просто не хотите остаться с голым эээ… потенциалом.  С другой стороны и более сильная сторона не заинтересована вести с вами лирические беседы, на то она и сильная сторона, чтобы делать все четко и быстро. Поэтому система «полуправды-полулжи» ярко отражается в современном и очень популярном выражении: «Ничего личного, это бизнес».

Мы давно уже привыкли к тому, что фразы «по экономическим причинам», «в целях развития бизнеса», «для улучшения финансовой ситуации», стали тезисами, не требующими аргументирования. Никому уже не интересны моральная сторона дела, чьи-то эмоции, а тем более чувства. Многие считают, что человечество движется к всеобщей демократизации и всеобъемлющим правам, на самом деле оно как всегда движется в неизвестном и туманном направлении. Место пуль и штыков, заняли бездушные ЭВМ, за которыми гибнут не меньше людей из-за стресса и постоянного давления от такой модной сейчас  «быстрой жизни». Никому не нужен ваш внутренний мир, если вы не приносите прибыль, а инвестиции в вас – лишь пустая трата времени для компании или организации. Ваши прежние заслуги в более продуктивные годы? «Прости дружище, это бизнес, ничего личного». Но даже такой, типичной для 21 века фразы, удостаиваются далеко не все. В их числе уже побывал Дерек Фишер.

15 марта 2012 Митч Капчак допустил, на мой взгляд, одну из самых серьезных ошибок за последнее время управления менеджментом команды. Причем ошибку, которую не заметили процентов 90, потому что как всегда смотрели на аверс – чисто практическую сторону монеты. На самом деле перед одним из самых известных баскетбольных ГМов стояла невыполнимая задача, а именно пробить уже наметившийся потолок возрастной команды, путем обмена побочных деталей. На тот момент «Лейкерс» не обладали ни одним качественным исполнителем, который мог бы привлечь одну из 29 команд. И все же Капчаку удалось выжать максимум – заполучить Рамона Сешнса, самого доступного разыгрывающего перед дедлайном. Однако этим обменом Митч не ограничился и зачем-то решил выменять на тот момент посредственного Джорджа Хилла, но какой ценой! Ценой Дерека Фишера.

Значение Дерека для «Лейкерс» можно легко недооценить, учитывая его посредственную карьерную статистику и базовые навыки. Пусть Фиш и не является классическим примером игрока, который прошел весь путь со своим родным клубом, тем не менее, никто особо-то и не вспоминает о трехгодичном путешествии в Бэй Эриа и Юту, разве фанаты тамошних клубов. В головах большинства Фишер все равно останется игроком «Лейкерс», который на постоянной основе делал важные броски и поднимал чемпионские трофеи плечом к плечу с  Шаком, Кобе, Байнэмом, Газолем. Но для ЛА он больше, чем чемпион. Он по-настоящему являлся старшим братом, который никогда не вмешивался в дела младших, и куда более раскрученных партнеров. В нужные моменты к нему прислушивались все, в нужные моменты никто даже не заикался о его бросках, это был настоящий ментальный лидер. И вот такого человека Капчак обменял приправив стандартным пиком на какого-то Джордана Хилла… Опять же, с чисто практической точки зрения Капчака можно было понять – он скидывал практически бесполезного ветерана, а взамен получал рабочую лошадку, причем «большого». Но с моральной точки зрения этому поступку не было оправданий. 

 

И дело вовсе не  том, что сам факт обмена человека, который проносил историю побед и успехов из сезона в сезон на протяжении 15 лет, выглядел ужасающе. Самое важное – как Фишер был по сути отчислен из команды. Капчак высказался лишь через прессу, а сам Дерек не получил, кажется,  и доли информации о своем будущем. Вряд ли он себе представлял такой исход из любимой команды…

Но теперь перед Капчаком, да что уж перед Капчаком, все же не он один царь горы, перед всем фронт-офисом стоит куда более важная задача, которая требует обязательного решения – контракт Кобе Бина Брайанта.  И здесь полуложью-полуправдой не отделаешься. Не тот масштаб личности, при всем уважении к Фишеру. И пусть официально Капчак «даже не думал о такой возможности», поверьте, любой человек хотя бы раз в своей жизни размышлял о смерти и попытки самоубийства, а здесь всего лишь какой-то контракт. Но разве, всего лишь?

В матче с «Голден Стэйт» ахилл повредил не Кобе Брайант, а вся организация. Стрессовый пик был пройден, всем стало ясно, что хуже быть просто не может, и оставлять все как есть – значит подписать себе смертный приговор. Поэтому сложно упрекнуть американские СМИ в раздутии фантомной темы, а именно возможной амнистии контракта Брайанта. На самом деле, любой расклад в пурпурно-золотом стане подлежит вполне адекватному разбору и обсуждению. И сеть забурлила – от информационных гигантов до шушуканья на болельщицких форумах всего мира. Причем, разумеется, сначала речь шла о деньгах, а у потом о сентиментальностях, мокрых глазах и платочках.  Давайте и мы поступим также, порассуждаем, как типичный бездушный топ-менеджер, которому абсолютно плевать на все, что не имеет прямого отношения к экономическим и финансовым показателям.

Что ЛА имеют перед сезоном-2013/14, помимо состояния команды, которое ярко описывается одним русским словом, употребляемым всей «интеллигентной публикой» по случаю и без? Они имеют самую запущенную платежку в лиге, которая даже и не думает спускаться с 9-значных цифр, в случае переподписания Ховарда, так уж точно. Плюс налог на роскошь, также самый большой во всей ассоциации. Задача экономиста вполне проста – до минимума сократить платежку и налог на роскошь. Самым эффективным способом на данный момент является амнистия. А к кому ее применяют? Правильно, в большинстве случаев к самому большому контракту в команде. По правилам амнистии списать из состава можно лишь 4 человек – Блэйка (4 М), Артеста (7.7 М), Газоля (19.2 М) и Брайанта (30.4 М). Списывать первых двоих бессмысленно в силу малых зарплат. Списание ни того, ни другого в экономическом плане ничего не изменит. С Газолем уже интереснее. Амнистия для него на самом деле третья и последняя опция. Он вполне хорош, чтобы оставить его еще на сезон или обменять на неплохой пакет. Да, контракт большой, но оставив Газоля, ЛА выиграют явно больше, нежели отправят на все четыре.

Остается Брайант, с фантастическим контрактом, с ужасающей травмой в возрасте 35 лет. И с абсолютно туманными перспективами. Просто лакомый кусок для кардинального изменения экономической ситуации. Отчислить лучшего игрока команды, пусть и в непонятном состоянии – ошибка по умолчанию. Но как это возможно провернуть в теории и в наилучшем варианте, сохранив легенду и многолетнего лидера? Вот как. Брайант отчисляется, и при этом уговаривается отсидеться весь предстоящий сезон до истечения контракта. Затем он возвращается и подписывается за смешную зарплату около 3 миллионов долларов, при этом вливаясь, по сути, в старый коллектив. Красота, экономист потирает руки – и игрок сохранен и миллионы ушли в небытие. Но…

Вся эта теоретическая чушь разбивается одним хорошим ударом, который стоит на 3 китах, точнее на 3 фамилиях – Брайант, Басс и, конечно, Капчак. Начнем с Брайанта. Вы вообще хотя бы понимаете весь идиотизм и нелепицу фразы «Кобе Брайант был амнистирован»? Амнистию придумывали для Трэвиса Аутло, Джоша Чилдресса и Гилберта Аринаса, но никак не для Брайанта. Вы верите в то, что этот монстр, который рвался в бой при любых травмах, играл с тысячью болячками, забивал штрафные уже без ахилла, согласится на отсидку целого сезона, когда перед его глазами маячат три самые бронебойные фамилии в истории игры – Джаббар, Мэлоун, Джордан? Вы верите в то, что он при всей своей преданности к клубу, при всех своих деньгах и бриллиантах согласиться играть за жалкие 3 миллиона в год? Да и вообще вы верите в то, что он в принципе не посмеется в лицо составителю данного плана и, возможно, не пошлет его по Шелковому Пути? И это еще без раскладки всех вариантов с потерей «прав Берда», и предложений других клубов, которые с хлебом и солью встретили бы КБ.

Бассы. Нет, не автобусы, а семейка, управляющая командой последние годы по причине старости дедушки Джерри, который на протяжении десятилетий лепил мировой бренд. Я не знаком с их бизнесом и с текущим финансовым состоянием и положением, но чисто логически пришел к выводу, что пугать их платежкой за 100 миллионов и большим налогом на роскошь просто глупо. Посудите сами, с чего вдруг Бассы будут резать по живому, отчисляя символ своего клуба на котором делают большие деньги. Самый старший Басс был довольно давно не при делах, а это значит, что платежку нагружали текущие управленцы – Джим и Джинни, причем понимая все последствия с последующим контрактом Ховарда и Брайанта. Так с чего бы им резко менять курс, даже учитывая травму Коба, если они по умолчанию были готовы тащить весь этот платежный груз? Вновь нестыковка в теории «праведной амнистии».

Ну и наконец, под конец шоу на сцену выходит Митч Капчак. И будьте уверены – перед вами не трепло, а человек слова, который дал оное Ховарду и не пропустил ни одной инсайдерской новости про его возможный обмен в дедлайн. Вы же понимаете, что хотя бы 3-4 звонка по этому поводу были. И если обмен ветерана, которого любил весь ЛА, ему кроме меня уже вряд ли кто припомнит, то амнистию Брайанта не простит уже никто. Потому что речь не идет о гребаных деньгах или платежках с налогами. Речь идет об отношении клуба к человеку, который был их символом вот уже 17 лет. О человеке, который если не изменил все, то очень и очень многое. О настоящем воине, который тащил команду на своей спине, сразу же после отбытия Шака во Флориду. О легенде, которая продвигала бренд команды во всем мире, ничуть не хуже Джаббара, Джонсона и самого Шака. Нет, это не о «мертвых президентах», это глубоко личное и «полуправдой-полуложью» как в случае с Дериком здесь не отделаешься. И Митч Капчак это понимает…

Понимает самое главное – вы можете амнистировать контракт, деньги, золото, акции, векселя, чеки, яхты, машины, недвижимость, счет в швейцарском банке, что угодно. Не можете лишь одно – душу. 

0
Написать комментарий

Еще по теме

Реклама 18+