Искупление. Как травма Кобе Брайанта изменила сезон «Лейкерс» и его карьеру

Во встрече с «Уорриорз» Кобе Брайант получил три травмы, но каждый раз возвращался. Кирилл Свиридов утверждает, что эта игра рассказала о лидере «Лейкерс» больше, чем матч, в котором он набрал 81 очко.

Во встрече с «Уорриорз» Кобе Брайант получил три травмы, но каждый раз возвращался. Блог «Фонарь» утверждает, что эта игра рассказала о лидере «Лейкерс» больше, чем матч, в котором он набрал 81 очко.

Все обожают стереотипы, а потому в истории НБА Кобе Брайант останется как едва ли не как величайший единоличник всех времен. Игрок, узурпировавший мяч на площадке. Капризная суперзвезда за ее пределами.

Он выдавил из Лос-Анджелеса Шака, оказывал давление на трансферную политику, никогда не пытался соотносить себя с командой, не особенно прислушивался к самому титулованному тренеру и не стеснялся совершать по 40 бросков за матч. Хотя в карьере Кобе немало великих матчей, особняком все равно всегда будет стоять один – тот самый с «Торонто», когда в окружении бедового разыгрывающего Смуша Паркера и не способного поймать мяч Кваме Брауна Брайант достиг максимального раскрытия в качестве уникального индивидуалиста. 81 очко стало доминирующей графой его резюме, с точки зрения многих лучше всего определившей его карьеру – и побудило сопоставлять Брайанта не с Джорданом, а с Уилтом Чемберленом. Зацикленность на статистике, на месте в истории, признание ценности побед только в тех случаях, если ты играешь роль первой скрипки, если сами эти победы связаны с тобой (ну и вытекающие из подобного отношения проблемы с партнерами) – Кобе и Уилт делят звания самого неоднозначного игрока в двадцатке величайших баскетболистов всех времен.

Стереотипы помогают упростить реальность и сделать ее доступнее, но иногда упускают самое важное. При многих сходных чертах Брайанта и Уилта разделяет принципиальная вещь – отношение к работе и игре. Природные данные определили карьеру Чемберлена, а баскетбол был лишь одной из увлекающих его вещей. Карьеру Кобе определила его легендарная работа над собой, а баскетбол – это и есть его жизнь.

Все ненавидят «Лейкерс» за то, что им все дается легко, за то, что гламурные таланты зачастую лупят положительных работяг, за то, что они богатые и знаменитые. И на Кобе всегда смотрели также: как на «золотого мальчика», так и не понявшего сущность игры, но получившего все и сразу – благодаря правильным месту и времени, лучшему тренеру, Шаку и судьям.

Кому-то, чтобы доказать свою правоту, приходится умирать. Кобе – получить травму, которая может и завершить его карьеру.

На протяжении последних месяцев – наверное, это произошло после смерти Джерри Басса – Брайант взвалил клуб на свои плечи. Попытки достучаться до Ховарда оказались не слишком результативными. Новый тренер оказался еще хуже предыдущего. Остальных поглотили старость, травмы, безумие, поиск себя. В какой-то момент он решил пожертвовать здоровьем, рекордами, возможно, даже титулами, чтобы спасти клуб от полнейшего позора и искупить вину перед болельщиками. Тогда он дал обещание, что «Лейкерс» окажутся в плей-офф и стал делать то, что никогда не делал раньше. (И при этом продолжил делать то, что и всегда, хотя кто-то предпочитает от этого отмахиваться: на протяжении всей карьеры Брайант постоянно играл с травмами, преодолевал себя и чувствовал ответственность за общее дело – что бы вы ни думали о «Лейкерс», вряд ли можно сказать, что ему хоть что-то давалось легко).

За последние тридцать лет у избалованных болельщиков «Лейкерс» было не так много поводов для грусти. Переходные годы, когда на арену выходила леворукая братия Пилер и Ван Эксель или постшаковское болото, воспринимались как необходимость. Сезоны после трех и двух чемпионств подряд завершались неприятно, но лишь подчеркивали значимость достижений. Разочарование 2004-го тоже можно было пережить, ведь там команда проиграла самой себя, взорвавшись изнутри. В общем, в новейшей истории команды не было сезона более болезненного и многострадального, чем этот: большинство наверняка хотело бы, чтобы этот страшный сон побыстрее завершился, потому что уровни несоответствия потенциала и результата, таланта и игры, ожиданий и итогов – бесконечно бредовые. Лишь одно обстоятельство мешало абстрагироваться от кошмара: когда большинство уже махнуло рукой, лишь один человек продолжал пытаться все изменить, реабилитироваться и закончить год достойно.

Брайант вернулся после приема Дантэя Джонса (после которого команда и попала в очередной кризис с поражениями от «Вашингтона», «Финикса» и «Милуоки») и вновь принялся раздвигать представления о возможностях человеческого организма. В 34 он играл практически без замен или даже совсем без замен, к концу некоторых игр еле волочил ноги и дышал, словно Шак, пробежавший от щита до щита, и умудрялся набирать неординарные показатели в сдвоенных матчах. Кульминация произошла во встрече с «Голден Стэйт» (после 48 минут с «Портлендом»): Брайант падал несколько раз – сначала с одним коленом, потом с другим, наконец, с лопнувшим ахиллом – но непременно возвращался. Даже напоследок после двух сумасшедших трехочковых, кардинально перевернувших ход матча, он все же вышел, чтобы забить два штрафных и уйти насовсем.

Кобе Брайант не перестал быть величайшим единоличником в истории. В этом матче и особенно в эти моменты он так и остался один. Один против всех – как было чаще всего. Его индивидуальные усилия предопределили перелом: и в схватке с самим собой он терпел неудачи, вставал, пропускал удары, но продолжал биться дальше. Пока организм все же не выдержал.

Кульминация драматического сезона «Лейкерс» неожиданно расставила все на свои места и заставила примириться с реальностью. Многие наверняка удивлялись, зачем же команда, которой с такой защитой по определению ничего не может светить в матчах на выбывание, так отчаянно бьется за место в плей-офф: логичней было бы задуматься о будущем. Но для «Лейкерс» и для самого Кобе эта путевка стала бы индульгенцией за все, что было в этом году, моральным оправданием, итоговым напряжением всех усилий, которое бы помогло пережить лето. И сейчас получается, что травма Брайанта помогла достичь этой цели даже раньше (даже без оставшихся двух встреч).

Попадет ли команда в плей-офф или нет, уже не имеет значения. Прошедший сезон для «Лейкерс» может быть разочарованием в смысле несоответствия амбиций и результата, но при всей драматичности и многострадальности он разочарованием не является. Как «Майами», становящийся легендой на наших глазах, эти бедовые жалкие и убогие «Лейкерс» помогли уловить и постигнуть величие моментов и явлений, которые останутся навсегда. У «Хит» есть переписывающий историю ЛеБрон Джеймс, у «Лейкерс» – Кобе Брайант, добавляющий к своему наследию эффектные мазки. Он так и не сумел пройти эволюцию, которая сделала Майкла Джордана тем, кого мы знаем сейчас. Вернувшись из бейсбола, более мудрый и научившийся на своих бейсбольных ошибках ЭмДжей навсегда распрощался с репутацией работающего на статистику единоличника. У Брайанта же такой возможности не было: в тот период, когда Джордан мыкался по бесйбольным скамейкам, Брайант разрывал «Сан-Антонио» в финале конференции. Кобе так и остался единоличником, вот только прошедший сезон и матч с «Голден Стэйт» заставляют посмотреть на его феномен немного под другим ракурсом: в таком контексте усвоенная им роль уже кажется менее противоречивой – он принял тот образ, который подходил ему больше остальных, но это было сделано потому, что именно в таком виде он был максимально полезен команде.

Своей травмой Брайант искупил любые страдания болельщиков. Бесконечно жаль, что сражение одного из лучших игроков в истории со временем и обстоятельствами завершилось именно так, но нельзя отрицать, что оно получилось эпохальным.

+1
Популярные комментарии
0
Дзюбиньо
Кобе здоровья. без него скучно.
Написать комментарий 1 комментарий
Реклама 18+