Пух Джетер: «Как играть в медленный баскетбол, я не знаю. Надеюсь, что будем бежать»

Роль в сборной страны, удивление от того, что его ждет, воспоминания об игре в Китае и НБА – в интервью натурализованного игрока сборной Украины Артему Панченко.

Ваше отношение к политике натурализации спорстменов для заполнения вакуума в сборной страны может быть самым разным, как и взгляды на расу, национальность или игровые характеристики новоявленных соотечественников, однако человеческие качества иногда совершенно не зависят ни от сумм, ни от цвета кожи, ни от графы в паспорте. Юджин запомнился своим добрым нравом еще во время первого визита в Украину и за те годы, что прошли с тех пор изменилось многое, но не его умение располагать к себе. Это интервью было незапланированным, оно должно было касаться исключительно его роли в сборной страны, однако по инициативе самого Джетера, самовольно попросившего остаться – разговор продолжился и затронул целый ряд интересных тем.

Сборная, Киев, Украина

– Первый вопрос, разумеется, будет о твоих физических кондициях. Каково твое состояние, были ли травмы в межсезонье, устал ли ты, как сам оценишь свою форму?

– Последний сезон я провел в чемпионате Китая, и у него есть одна особенность: сезон длится всего пять месяцев, я закончил играть в апреле. Я не мог сразу же уйти в отпуск, ведь в любой момент мог поступить звонок от клуба НБА, нуждающегося в моих услугах на время плей-офф, как случилось с Трэйси МакГрэйди, и я должен был быть во всеоружии. Ну, а когда этого не произошло, я позволил себе отдохнуть от всего на свете в течении трех недель и затем вновь приступил к занятиям. У меня всегда очень насыщенное межсезонье, я много работаю над собой, над своей игрой, постоянно занимаюсь с самыми разнообразными специалистами по индивидуальной подготовке, не могу топтаться на месте, поэтому кондиции у меня в такое время обычно близки к идеальным. Сейчас не было никаких повреждений, но изначально были запланированы занятия с рядом специалистов на август месяц, однако я был вынужден пожертвовать ими ради выступления в сборной Украины. Все-таки, здесь меня ждали именитые наставники, у которых я многому могу научиться. Их статус и опыт — одна из главных причин моего приезда в расположение команды.

– И какие первые впечатления от них, от коллектива?

– Первым моим тренером в Лиге Развития был Джо Вульф, поэтому одного из помощников Фрателло я знаю столько, сколько себя помню в профессиональном баскетболе. Общеизвестен уровень Майка, то, насколько хорош он был в НБА. Пойми, я знаю украинских игроков, я помню многих парней, они меня тоже, но те специалисты, окружаюшие главного тренера сборной, вроде Боба Хилла.... Они обладают настолько огромными знаниями об игре, что я не мог проигнорировать возможности чему-то у них научиться. Это абсолютно уникальная ситуация.

– У тебя уже состоялись предметные разговоры с тренерским штабом о твоей роли в команде: «скорер», плеймейкер или лидер? Какова твоя роль в сборной?

– Мы не общались конкретно по этому вопросу, но я думаю, что им известно о моих сильных качествах, мы склоняемся к тому, что все и сразу. Первое, что я собираюсь делать: давать возможность играть своим партнерам, находить их в открытых положениях, если для этого будет возможность. Второе — реагировать на все «миссматчи», пользоваться ими, третье — создавать возможности для броска самому себе. Я должен нагнетать обстановку, угрожать кольцу, это то, что я стараюсь делать всю свою жизнь.

– Украина при Майке Фрателло всегда играет крайне медленное позиционное нападение. Тебе комфортно в таком баскетболе, или ты предпочитаешь более резвый темп?

– Мы будем бежать. Со Славой, Максом... Я не думаю, что мы должны действовать медленно, наоборот, мы должны быстро переходить из одной фазы в другую

– То есть, сейчас тренерский штаб занимается сменой концепции? Фрателло в сборной Украины всегда акцентировался на подборе в нападении, агрессивной игре на щитах и атака кольца совершалась в третьей фазе владения, между шестнадцатой и двадцать четвертой секундами...

– Ух ты. Если говорить обо мне, я не привык так играть. Я никогда не играю настолько медленно, я даже не знаю как так играть. Я быстрый, резкий баскетболист и мне остается надеяться на то, что меня призвали в команду как раз для того, чтобы изменить темп игры, ускорить его за счет моих сильных качеств.

– Какая цель была поставлена перед тобой лично и перед всей командой?

– У меня нет никаких индивидуальных целей, они не стоят передо мной сейчас, потому что мой клубный сезон завершен, это национальная сборная страны, здесь совершенно другие ценности. Пока что у нас есть лишь одна цель: мы обязаны тренироваться и строить новую команду по кирпичику, пользоваться улучшением взаимопонимания и стремиться к победе все вместе. Каким бы не был конечный результат, мы должны знать, что играли с достаточной самоотдачей и приложили максимум усилий, чтобы больше не осталось.

– В группе сборной Украины предстоит играть против французов, откровенных фаворитов турнира, с сумасшедшей задней линией Паркер-Батум. Тебе довелось играть с ними в НБА, что бросилось в глаза? Ведь они оба атлетичны, быстры, да и просто высокие ребята (Пух ниже автора этих строк и большинства читателей, если не знаете — прим АП)

– Да, довелось. Я играю всю жизнь против тех, кто превосходит меня в росте, и это никак не изменить, но я действительно нахожусь в предвкушении. Играть против Франции, Израиля... Я ехал сюда ради этого вызова. Очень хотел бы, чтобы с нами в составе были Лищук, Фесенко, Печеров, ведь я знаю этих ребят, помню их, мне известны их возможности. Я знал, что Лень травмирован вплоть до старта сезона в НБА, но мне никто не говорил, что эти ребята также пропустят Евробаскет из-за разнообразных повреждений (ФБУ такая ФБУ – прим. АП). Повторюсь, я здесь уже играл в 2006-ом, поэтому Гладырь, Дроздов, Макс [Пустозвонов] мне хорошо знакомы, я с ними контактировал ранее. И сыграть вместе с ними – … Это прекрасный вызов. Кто не хочет играть против лучших? Я точно могу сказать, что стремлюсь соревноваться со столь серьезными противниками.

– А как тебе сезон Паркера в «Сан-Антонио»?

– Мужик, да он был лучшим разыгрывающим лиги в этом году! Лучшим! По крайней мере, я в это верю. Он был очень хорош в регулярке, творил невероятные вещи в плей-офф, и когда я открыл таблицу нашей группы и увидел там французов – испытал особые эмоции. Выйти на паркет против человека, который был настолько крут в плей-офф НБА? Это просто супер.

– Как его травма повлияла на «Спёрс»?

– Не думаю, что уж так серьезно, ведь у них была шестая игра, один подбор и одна трёшка отделили их от чемпионского титула. Если бы они лишили себя этой возможности — тогда, может быть, списывать проигрыш на повреждение Тони было бы уместно, но у них был шанс и они им не воспользовались. Он, бельгиец Ван Россум, израильтяне хороши, даже без Мекеля. Еще Шредер мог сыграть за немцев. Многому можно научиться, выступая против таких соперников.

– Собираешься ли ты играть за сборную через два года, на Евробаскете-2015, который пройдет в Украине?

– Посмотрим, что к чему будет на тот момент, ведь я не могу предсказать даже то, что произойдет завтра и поэтому практически никогда не заглядываю так далеко, или просто стараюсь этого не делать. Но, ситуация здесь благоприятная. Я знаю всех ключевых игроков, мне нравится быть частью этой команды, я знаком с президентом федерации Сашей Волковым...

– Вспоминается, как ты забил с центра площадки во «Дворце Спорта»...

– Ага, самому в душу врезался тот момент. И вот я возвращаюсь в Киев, вижу столько знакомых лиц, которые принимают меня с распростертыми объятиями... Как это может не нравится? Ведь я и подумать не мог, что вернусь сюда и буду бегать в майке с надписью «Украина» на груди. Удивительное ощущение, мне остается лишь надеяться на то, что мы сможем побеждать в ответственных матчах. Знаю, будет сложно, но мне кажется, что нам это по силам.

– Киев сам изменился?

– Да я в шоке был! Приезжаю буквально в пятницу на то место, где раньше снимал квартиру, и не узнаю его: огромный торговый центр, новые рестораны, другая инфраструктура, все изменилось до неузнаваемости. Словно в другой город попал. Уау! Я подумал, что это Новый Киев какой-то. Проезжаю мимо «Дворца» – там громадина эта стоит. Глаза разбегаются. У меня действительно классные ощущения. Мне здесь нравилось еще тогда, когдя я приехал сюда в первый раз, ведь до этого я играл лишь в США, и когда они позвонили мне и сообщили о своем интересе, мои глаза действительно загорелись этой идеей. Я тут же стал всерьез ее рассматривать, с первых их слов.

– С тех пор, как ты играл здесь и в самой Суперлиге многое изменилось. Раньше было две команды, которые борются за чемпионство, еще две за бронзу, а дальше — пропасть. Сегодня все подравнялись, «Будивельник» попал в Евролигу. Если поступит предложение из Украины, ты его рассмотришь?

– Да, поменялось действительно очень многое, тогда чувствовался огромный разрыв, когда ты выходил на площадку, сразу понимал, кто тебе противостоит. Дело в том, что в Китае я подписал двухлетний контракт, но в свете того, что у меня теперь есть украинский паспорт, возможность сыграть за «Будивельник» действительно польщает. Это здорово. Малкольм Дилэйни и Лео Лайонс – мои давние кореша, я постоянно с ними связывался, мы общались, я был очень рад за них, когда они выиграли чемпионат. И если мне предоставится возможность сыграть за «Будивельник»... Почему бы и нет?

Китайская действительность

– Каково вообще играть в Китае? Вся эта баскетбольная мания...

– Уникальная и абсолютно удивительная ситуация. Признаюсь, что я никогда бы не подумал, что буду играть в Китае, и когда возникла возможность и удалось многое разузнать, я понял, что там и к чему — я помчался за ней на всех парах! Такого бума нет нигде. Они обожают баскетбол. 500 миллионов баскетбольных болельщиков! 500! Приходишь в зал — яблоку негде упасть, все площадки по стране забиты молодежью, поклонников уйма, а я ведь еще подписал контракт с «Ли-Нинг», это мой новый спонсор, я представляю их атрибутику. Это было круто, и я с нетерпением жду следующего сезона.

– Стефон Марбери действительно еще настолько хорош? Он лучший разыгрывающий Китайской Лиги?

– Да, он очень хорош и ему присудили эту награду, хотя, мне кажется, что она была моей. Мы заняли второе место, вынесли его команду в плей-офф, но, тем не менее, именно его назвали лучшим разыгрывающим. Как бы то ни было, он все еще в прекрасных кондициях, он реально здорово играет. Даже невзирая на возраст, он все еще быстр, он до сих пор многое может на площадке на очень хорошем уровне, но, то, что он делает на высшем — это бизнес-проекты, все, что происходит за пределами площадки. Я стараюсь брать с него пример по возможности, также работая в этом направлении.

– Кто был самым сложным и интересным оппонентом, какой игрок? Куинси Дуби?

– Куинси, конечно, исполнил, когда набрал 75 очков, но это было, скорее, исключением из правил. Против нас он набирал в районе 25, и, скорее всего, я набирал больше очков, чем он при каждой нашей личной встрече в прошлом сезоне. Запомнились, конечно, МакГрэйди, Марбэри, очень жаль, что Гилберт был травмирован, когда нам предстояло играть с командой Аринаса. Маркус Уильямс, Джош Акойон, Лестер Хадсон. Серьезные ребята, между прочим

– Все безумие, окружавшее МакГрэйди... Это правда?

– О Господи Боже Мой! Я никогда ни с чем подобным не сталкивался. Он играл в одной команде с Яо, когда оба были здоровы и входил в список лучших игроков мира. Он был суперзвездой, он был эффектен, он набирал очки ведрами, делал все, и их матчи показывали по всей стране, просто по всему Китаю. И тут он приезжает... Где бы он не появлялся, его сразу окружала целая армия людей, когда он приехал к нам и я вышел на арену, посмотрел на трибуны: все в его майках, с плакатами «Ти-Мак», с фотографиями, кричат, шум, гам.

– Это правда, что на каждой арене все за него болели?

– Святая правда. Я выхожу на паркет, смотрю на происходящее, а наши фаны реально за него топят. У меня в голове проскакивает: «Ребята, алё! Вы вообще меня видите?». Мы выиграли ту игру во многом потому, что я собрался с мыслями: нужно было отвлечь их внимание от Трэйси и это можно было сделать лишь проявив себя с наилучшей стороны. Это многих подстегивало, практически всех, как мне кажется, делало нас лучше. Поэтому он и Марбэри определенно стоят особняком. Безумно они его любят. Но, наши болельщики меня поразили. Каждый день забрасывали сообщения по Weibo, мол, Пух, как ты, чё ты, когда ты вернешься на площадку... Заходишь, открываешь страницу в социальной сети, и каким бы не было твое настроение — сразу же в улыбке расплываешься, они невероятны совершенно в своем отношении к баскетболистам. Удивительные люды, с ними так приятно!

Кармелита Джетер – олимпийская чемпионка Лондона

– Ты много говоришь о том, что стараешься всеми силами развивать свою игру, а над чем конкретно работаешь?

– Все стараюсь развивать, я действительно провожу огромное время в зале. Бросок, дриблинг, умение читать игру. Я очень много времени уделяю просмотру видео, именно поэтому я особо прислушиваюсь к тренерам сборной: Фрателло, Бобу Хиллу, Адаму, Джо Вульфу, они реально многому учат, и они знакомы с моими возможностями, знают меня, постоянно что-то мне подсказывают, направляют, да и у украинских игроков я тоже замечаю некоторые полезные моменты. Ты обязан быть студентом, продолжать учиться чему-то новому постоянно. Даже, когда ты думаешь, что все знаешь и все умеешь — ты не все знаешь и не все умеешь. Хочешь выжимать максимум из своих возможностей — каждый день развивайся, постигай что-то новое.

– Насколько высок твой уровень соревновательного духа? Как он зависит от сестры?

– Это вообще отдельная тема. Она вообще достаточно поздно расскрылась. Она всегда была хороша в беге еще в школе, но не настолько, как сейчас. Мы больше даже в баскетбол рубились вместе, чем бегали. Я учил ее играть, мы рубились один на один на заднем дворе, но мы никогда за все это время не бегали именно наперегонки по дорожке. Все хотели узнать, кто быстрее: Юджин или Кармелита? Всегда говорю, что я быстрее обращаюсь с мячом и я сделаю ее, если мы будем соревноваться в скорости ведения. От лицевой до лицевой с дриблингом? Я круче ее, я точно сделаю свою сестру, а вот без мяча... Ну, это невероятно сложно и вряд ли возможно. Тут уже ее преимущество включается.

– Вы близки? Она наблюдает за твоими играми?

– Ты даже не представляешь насколько мы близки! Мы ведь росли в одной комнате, она учила меня многому, в том числе, как обращаться с девушками, да и вообще постоянно помогала по жизни, направляла с женской точки зрения. Мы каждый день общаемся, следим за успехами друг друга, она сейчас как раз готовится к чемпионату мира по легкой атлетике, который состоится в Москве. Словами не передать, как я хочу поехать и поддержать ее во время того, когда она будет бежать свою дистанцию, тем более – я в Украине, до России рукой подать, но это невозможно, ведь у нас на этот же день запланирован товарищеский матч, и ты сам понимаешь, что такое подготовка к Евробаскету. Ее успехи очень повлияли на меня, даже вот в прошлом году в Лондоне, когда она завоевыла свою золотую олимпийскую медаль, я наблюдал за всем этим, видел эту атмосферу, стадионы, болельщиков. Я ведь никогда с этим не сталкивался, у меня не было такой возможности, но именно тогда я почувствовал, что хочу сыграть на первенстве континента или чемпионате мира, чтобы тоже стать частью чего-либо такого и испытать эти моменты на собственной шкуре. Это достаточно забавно: я молился об этом, хотел чего-то подобного и тут, буквально следующим летом, мне звонят из лагеря сборной Украины, предлагают сыграть на Евробаскете. В такие моменты ты понимаешь, что иногда твои молитвы желания могут материализоваться сами по себе.

– А какими были твои взгляды на профессиональный спорт вообще, ты собирался зарабатывать на жизнь баскетболом с первого дня занятий?

– Во-первых, я очень набожный человек. Я верю в Бога, в Иисуса, и когда я впустил Бога в свою жизнь, я знал, что у меня все получится. Это мне очень помогло. До поры до времени я был не до конца уверен в том, что смогу достичь этой цели, но когда мне было лет 18 – я начал регулярно заниматься с моим лучшим другом Бэроном Дэвисом, с людьми из НБА, с которыми он готовился к сезону, рубился с ними летом, и когда у меня стало получаться, я начал ощущать то, что могу им противостоять, могу что-то против них показывать... Именно тогда я впервые понял, что могу стать профессиональным баскетболистом. И тут я осознал, насколько огромными должны быть мои усилия, если я хочу достичь этой планки. Я невероятно много работаю над собой, летом я контактирую с восьмидесятью самыми разнообразными тренерами или около того (тихонько и почти незаметно подобрал челюсть с пола — прим АП), они даже подшучивают надо мной, мол, Юджин, сколько у тебя сегодня тренировок: три, пять, семь? И эти жертвы оправдали себя. Мне удается зарабатывать себе на жизнь баскетболом последние семь лет

НБА, ДНК, ДМК и шестидесятилетний отец-подстрекатель

– Представляю, какими были твои ощущения после всех этих трудов, когда ты впервые вышел на площадку в статусе игрока НБА...

– Сумасшедшие ощущения. Первая предсезонная игра, бегаем с «Финиксом», со Стивом Нэшем! Я всегда тащился от Стива Нэша! И тут я выхожу, набрал что-то вроде шести очков, трех передач, три из трех забил, но ощущения невероятные: в развалочку такой идешь, только против самого Нэша здорово зарубился! Непередаваемо! В «Стейплс Центр» было клево, и против «Лейкерс» из-за Кобе, и против «Клипперс», ведь там Бэрон был, дружбан мой, в «Мэдисон Скуэр Гарден», конечно, просто изумительно играть, в Майами было мило. Но, когда пять-шесть лет пашешь ради попадания в НБА и выходишь играть против Брайанта, а на трибунах твои друзья, родители, родственники... Как же хочется классно сыграть ради них, перед ними!

– Вражда все еще ощущается на матчах «Кингс» и «Лейкерс»?

– Вот как раз хотел о них рассказать! Конечно, в Лос-Анджелесе все уже спокойно, несмотря на историю, но в Сакраменто по-прежнему все огонь! Наши домашние и выездные матчи с «Лейкерс» было не сравнить, но в Сакраменто очень много болельщиков «Лейкерс».

– Что?

– Ага, реально был сам удивлен. Когда Кобе приезжает, ты видишь, что большинство болеет за «Кингс», все в клубных цветах, скандируют, шумят, но и фанов Кобе и «Лейкерс» там тоже очень много.

– Как ты сам относишься ко всей этой истории с продажей клуба, с переездом, с владельцами?

– Когда я играл за «королей», все было точно также, были все эти разговоры, недовольства и я рад, что все это закончилось и команда осталась в Сакраменто. Я рад за ДеМаркуса Казинса, он теперь может сосредоточиться исключительно на баскетболе. Тайрик, еще один мой друг, уехал в «Нью-Орлеан» и оставил ему команду, и я надеюсь, что Казинс сможет показать всей НБА, чего он стоит и превратиться, наконец, в лучшего центрового лиги.

– Когда ты смотришь на игру Казинса в нападении, на то, что он бросает, ведет мяч, как защитник, пасует, обладает серьезным арсеналом, на его мощь, ты видишь фантастический потенциал, но на выходе пока что слишком много проблем. Причина лишь в том, что он еще не повзрослел должным образом?

– Казинс умеет просто все! При росте 2.08 он настоящий монстр! Он не боится, он не собирается сдаваться, если вы окажете на него давление – он никогда не отступит, будет пытаться играть до конца, переломить ситуацию. Он чувствует груз ответственности на своих плечах. Мы ведь вместе с ним пришли в лигу как новички, и я когда его увидел, понял, что он может... Блин, this dude is tough! Он продавит, затолкает, он сделает пару шагов повыше и забьет средний, он столько всего может! Ему по силам стать даже лучшим центровым мира. С психологией там действительно сложно. Все думают, что он какой-то плохой человек сам по себе, но это не так, не могу ничего плохого о нем сказать, именно как о человеке, при том, что мы достаточно много времени проводили вместе. Я знаю его хорошие черты, он всегда был хорошим другом для меня, пока я был в «Сакраменто». Но, иногда во время игр... Все мы проявляем какие-то детские моменты, все поддаемся воздействию и совершаем ошибки, несвойственные нам, это неотъемлемая часть баскетбола: игроков выводят из себя. И только он разберется со своей психологией, станет лучше держать себя в узде — вы сразу же посмотрите на него под другим светом.

– Он заслуживает максимального контракта?

– Конечно, без вопросов. У него есть внутренний стержень, это очень важно для столь талантливого игрока.

– Центровые развиваются до тридцати и только потом достигают пика. Страшно подумать, что будет с ним через пять-семь лет, если он будет прогрессировать от года к году?

– Если он сможет избежать травм, если он продолжит работать над своей игрой, а он это делает с большим усердием, если он будет держать себя в надлежащей форме и наращивать мышечную массу, становиться сильнее — он безоговорочно войдет в тройку лучших центровых НБА.

– Сам ждешь звонков от клубов НБА, приглашений в тренировочные лагеря?

– Не без этого. Могу сказать одно: я покончил с Летней Лигой, пять лет принимал в ней участие для того, чтобы получить гарантированный или частично гарантированный контракт. Это моя цель: получить определенные гарантии, одного приглашения будет недостаточно. Мне 29 лет, я уже не мальчик. Клубы НБА постоянно связываются с моим агентом, приглашают меня в лагеря, но пока не будет тех условий, при которых я могу хоть как-то обезопасить себя от отчисления — я не хочу этим заниматься, тем более, когда у меня сложилась очень интересная ситуация в Китае во всех отношениях, да и украинский паспорт открывает новые горизонты. Я не могу поехать в тренировочный лагерь за «спасибо».

– «Нью-Йорк» вон Приджиони взял в 34, и в стартовую пятерку задвинул...

– Нет, нет, я не забил на НБА, ни в коем случае, но у меня есть преимущество: сезон в Китае длится, как я уже говорил – пять месяцев, и ты можешь в самой хорошей форме подойти к решающим стадиям в сильнейшей лиге мира, получить свой шанс засветиться. Ты должен просто быть готовым к нему.

– В 29 лет ты на пике своих возможностей?

– Да, я чувствую, что я либо уже на нем, либо приближаюсь к «прайму». Это касается броска, оценки игровых ситуаций, состояния здоровья, но, как бы то ни было, я все равно должен продолжать работать над собой, ведь я уже неоднократно убедился в том, что это дает результат.

– Маленькие защитники с потерей скорости теряют свою ценность? Как с этим борешься?

– Все возможные виды скоростных тренировок, нагрузок в необходимых областях, работаю над резкостью, скоростной выносливостью, я прекрасно понимаю, что меня кормит. Акцентирую на этом огромное количество своего внимания. Весь комплекс упражнений с особым усердием, здесь не может быть иного решения.

– До скольки собираешься играть?

– Если не до сорока, то где-то рядом, при условии, что у меня останется любовь в баскетболу, желание работать над собой и подвергать себя нагрузкам, здоровье. У меня ведь в ДНК заложено спортивное долголетие: моему отцу 60, и он подстрекает посоревноваться мою сестру, олимпийскую чемпионку в беге, меня, профессионального баскетболиста. Понятно, что он не выиграет забег, очевидно, что мы его сделаем, но он еще могет, он видит в себе силы, и когда выходит уличную на площадку вместе со мной, все сходятся во мнении, что старик еще ого-го! Я всегда ему говорю, что он меня удивляет и он тут же пытается меня подстрекать к какому-то соревнованию. Поэтому, если к тому времени все сложится должным образом, после 35 не закончу.

Материал подготовлен для сайта «Планета Баскетбол».

+8
Написать комментарий

Еще по теме

Реклама 18+